|

Здравствуйте, мэтр!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Юбилей Таира Салахова дает повод журналистам полностью перечислить все регалии титулованного мастера. Поверьте, что только это занятие займет пару страниц юбилейной статьи. Однако, для Таира Теймуровича эта эйфория будет не в новинку и я подумал : «А почему бы нам вмести с ним не вспомнить те годы, которые предшествовали  становлению его таланта?»

Рождение Таира в 1928 году совпало с политическим ростом карьеры главы семьи. Когда в составе  Республики в 1930 году образовался Лачинский район, то ЦК Азербайджана рекомендовало секретарем нового райкома партии преданного большевика Теймура Салахова  (1898 г.).

В то время он уже был женат на Соны ханум (1901 г.).

В 2-х комнатную квартиру — 36 кв.м. на четвертом этаже, без всяких удобств, но с пятью окнами по улице Касум Исмайлова, — семья вселилась уже имея трех сыновей: Сабира, Маира и Таира. Уже позже фамилия Салаховых пополнилась двумя дочерьми.

 

Улицу Касум Исмайлова я хорошо знал, ибо через неё проходил  маршрут от  Строительного техникума, где я учился в 40— е годы, до моего места жительства на 2-ой  Параллельной. Я отдал предпочтение этой улице   в виду её необычайной для шумного города тишины и застройки её старинными  зданиями.

 

Не секрет, что семьи номенклатуры жили в материальном отношении лучше простых трудящихся. Заработка секретаря райкома вполне хватало, чтобы его супруга Сона ханум полностью уделяла свое время заботам по семье и детям. Первые общения  мальчика Таира со сверстниками начались с детсада, расположенного на территории Храма Александра Невского, в дальнейшем, после его разрушения, ставшим «крытым» рынком.

 

Таир в разное время посещал 6-ю мужскую-женскую школу, затем 189, потом в 132  и снова в 6-ю. Поскольку каждый перевод было целое событие, то Таиру скучать не приходилось. Главное летнее мероприятие пацанов связывалось с посещением купальни на бульваре. Именно здесь друзья Таира обучили его плаванию. Таир рано проявил себя как художник, а потому все свое свободное время он посвящал рисованию и своей отрешенностью от дворовых игр резко отличался от уличных мальчишек

 

День ареста Теймура Салахова — 29 сентября 1937 года  навсегда вошел в семью,  как день трагедии. 4 июля 1938 года на заседании известной «тройки» Теймуру Салахову инкриминировали четыре тяжелейшие статьи, по которым приговорили к высшей мере наказания. То, что приговор был тут же приведен в исполнение, семья узнала только в 1956 году после реабилитации отца.

Трагедия Салаховых усугублялась ещё и тем, что теперь жизнь семьи без всякой причины и подготовки вверглась в мир нужды и борьбы за существование. На плечи Соны ханум, не имеющей ни образования, ни специальности, свалилась забота содержания пятерых детей, самой младшей которой было несколько месяцев. К тому же семья должна была быть отправлена на высылку в Казахстан.

Только активная позиция родного брата Соны — Ахмеда Гаджиева, завалившего Кремль телеграммами жалоб, поспособствовала тому, что пришел документ, определяющий,  что «квартира и семья Теймура Салахова остаются в распоряжении Москвы».

 

            Подобный случай произошел с отцом моей супруги. Будучи руководителем геолого-разведочной экспедиции, он не уложился в срок с открытием месторождения. Его арестовали и должны были судить как «врага народа».

Его супруга послала телеграммы в Кремль Швернику, Байбакову. Ответ категорически приказывал освободить Сулейдина и дать ему продолжить поиски нефти. Через некоторое время ударил фонтан.

 

Таиру с братом пришлось временно бросить школу, чтобы зарабатывать на содержание семьи, Они устроились контролерами в Бакводопровод. Вот, что вспоминает Таир об этом периоде: «Это очень расширило мой кругозор и на жизнь, и на людей, потому что целыми днями мы ходили по домам, учреждениям и фабрикам и проверяли счетчики.  Помню, когда мы проверяли кондитерскую фабрику на Шемахинке, то женщины, которые там работали, нас просто закармливали разными вкусностями. Тогда же были очень суровые законы, и они не могли вынести даже конфетки для своих детей, а тут появлялись мы, два долговязых и худеньких пацана, и у них тут же срабатывало материнское начало – накормить, погладить по голове, сказать какие-то теплые слова. Раньше вообще люди были добрые и сердечные. Для них не играло роли то, что мы были семьей «врага народа», и к нам относились с большим сочувствием. Наверное, только благодаря этому мы и поднялись.»

 

            Вспоминаю свои редкие посещения Кондитерской фабрики, когда там бухгалтером работала моя мама. Точно также, уже в послевоенные годы,  она приводила меня в цех и женщины кондитеры также буквально в цеху заставляли поедать конфеты, которыемы не могли себе позволить купить за мизерную мамину зарплату ( отец погиб).

 

Конечно, в памяти детей остались воспоминания и о добрых людях, помогавших матери. Это и тетя Шура ― табельщица издательства «Азернешер», где работала гардеробщицей Сона ханум. Она, рискуя своим положением, завышала списки численности, вышедших на работу людей, чтобы выдать семье Салаховых 10 ежедневных пирожков. Несомненно, это помогло выжить семье в трудные фронтовые годы.

После трудной работы в литейном цеху Сона ханум заработала грыжу и, едва придя в себя после операции,  устроилась в детское ателье. Директор ателье Голда Соломоновна Аксель, проникшись состраданием к многодетной семье, разрешила Соне ханум работать на дому. Еще одна знакомая тетя Шура, не боясь быть задержанной, выносила для детей Салаховых  из хлебопекарни булки, спрятав их на груди.

Первая учительница Варвара Дмитриевна по родственному сопереживала бедствию, свалившиеся на её учеников Таира и Зарифу Салаховых. Она на свой риск записала их как детей фронтовика, чтобы им давали дополнительный завтрак.

Эти сердобольные люди,  явно нарушая законы военного времени, сами могли стать «врагами».

При всех трудностях в работе и учебе альбом и карандаши всегда были у Таира под рукой. А тут и редкая удача: В 1944 году Таир устроился художником в Нагорном Парке культуры и отдыха имени Кирова,  где для летнего (Зеленого) театра,  он и рисовал афиши. В военное время комендантского часа, с 12 ночи до 6 утра, уогда наступает запрет  передвигаться по городу, Таир, имея специальное разрешение комендатуры, ночами напролет рисовал на асфальте безлюдного Баку афиши. Причем, таких «асфальтовых реклам» должно было быть целых двадцать в разных частях города  В 40-е годы такие афиши на дорогах были очень модными.

 

Наконец, в 1945 году Таир поступает в Художественное училище им. Алима Алимзаде. Училище было единственным художественным заведением в Азербайджане. Чтобы не ездить местным талантам обучаться в Тифлис, затрачивая большие деньги,  республика приняла решение основать в 1920 году собственное Художественное Училище. В старом здании, примыкающим к театру Оперы и Балета, были большие мастерские, широкие коридоры и все необходимые условия для изучения живописи, натуры и для творчества (практика).

 

            С большой гордостью делюсь, что это училище в 1933 году закончил мой дядя ( мамин брат) Леонид Моисеевич Кацев. В этот период времени в училище преподавал, а затем и возглавил его Азим Азимзаде, именем которого названо училище. Вполне вероятно, что Леонид учился в одной группе с такими известными в будущем, студентами как Фуад Абдурахманов,Саттар Бахлулзаде. Во время ВОВ он, будучи студентом ЛГХИ им. Репина, погиб, защищая Ленинград. 

 

Мстительный Первый секретарь ЦК Компартии Азербайджанской ССР Мир Джафар Багиров, узнав в одном из заявлений Соны ханум, что её сын учится в училище, тут же распорядился о его отчислении. Долго потом расстроенная мать хлопотала перед разного рода чиновниками, пока не добилась восстановления сына, но уже без полагающейся ему стипендии.

 

По окончании в 1950 году Училища Таир пробует поступить в Ленинградский государственный художественный институт имени Репина.  Однако, клеймо отец- «враг народа» — останавливает экзаменационную комиссию в приеме студента. Неуступчивый Таир Салахов едет в Москву и, стремясь к достижению поставленной цели, игнорирует заполнение параграфа о судимости отца. Он становится студентом Московского государственного художественного института им. В. И. Сурикова по мастерской П. Д. Покаржевского.

Здесь он  учился и жил в общежитии с  Ильей Кабаковым. Уже будучи в 1973-1992 гг. ― первым секретарем правления Союза художников СССР, ему пришлось в 1982 году защищать своего однокурсника. Вот что рассказывает Таир Теймурович об этом инциденте: «Кабаков выставлял произведения на Западе, и в 1982 г. мне предложили исключить его из Союза художников. Как можно было утвердить такое решение? Я вплоть до отставки готов был бороться, не боялся – я уже все видел к тому времени. Я знал Кабакова как человека, как художника – было бы противоестественно его исключить. Если вы говорите, что я был во власти, значит, власть могла выходить в оппозицию к самой себе.»

 

В этих словах заключена вся философия художника и человека ― Человека (с большой буквы)  В личности Салахова соединились высокие качества: благородство, мужество, человечность, мудрость, истинный аристократизм, врожденное чувство справедливости.

 

В 1957 году Салахов с отличием окончил МГХИ и сразу стал выставляться. Его первые работы были посвящены труженикам-нефтяникам. А дальше ― дальше можно продолжить все титулы, звания, награждения и, конечно, названия картин.

 

Но в заключении, как житель Соединенных Штатов Америки, хочу похвастаться, что произведения мэтра из Азербайджана экспонируютсяв музеях: Трентона (моего штата Нью-Джерси), Брендиуайн (штат Пенсильвания),  Конкоран-галерее (Вашингтон, 1988).

Марк Верховский

http://luch.az/kritika/5768-zdravstvuyte-metr.html

Tags:

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62