|

Весь мир интегрируется, славяне тоже (часть 1)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 0,00 out of 7)
Загрузка...

(Выступление на IV Международной конференции «Альтернативы регионального развития (Шабунинские чтения)» 11 октября 2013 г., Волгоград, Россия)

В результате непростого исторического развития позитивных для славян и всего мира итогов ІІ Мировой войны на политической карте мира функционируют 12 суверенных единиц, которые формируют славянский мир. Протяженностью от берегов Балтики до Адриатики от предгорий Альп до Тихого Океана эти страны заняли не последние позиции в мировом рейтинге. При этом каждой из них – и Великой России и не менее великой в своей истории Словакии, необходимы устойчивый рост экономики и повышение благосостояния народа. Исторический опыт показывает, что достичь этой цели возможно на пути не только суверенного развития, но и интеграции – знамения нашего времени.

Весь мир интегрируется – в территориальных, этнических, культурных и религиозных формах, интегрируется политически и экономически. Правда, в процессе интеграции всех и вся встречаются парадоксальные прецеденты, когда интеграция с наиболее близкими потенциальными партнерами как раз и отсутствует. Это, как правило, славянский вариант, в котором любые предположения о возможной интеграции славян непременно поддаются критике. Причем критика эта довольно проста, а суть ее выражается одной банальной фразой: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда!». Впрочем, иногда такая «критика» сопровождается рассуждениями, почему все-таки «этого не может быть никогда».

Рассуждения эти строятся обычно на устоявшихся мнениях. Рассматривать такие мнения мы будем с точки зрения потенциальной экономической интеграции славянских стран.

Мнение 1. «Интеграционные проекты у славян не будут реализованы просто потому, что у них все равно ничего не выйдет – все они какие-то несобранные!»

Очень часто можно услышать, что, дескать, славяне не столь предприимчивы, как другие народы. Тезис этот основан во многом на старой, еще девятнадцатого века, концепции про нации «исторические» и «неисторические», причем ко вторым относились славянские. В качестве антитезиса к подобным прогерманским утверждениям развивалась концепция славянофильства. Но где здесь правда, а где домыслы? Ведь сравнивать нации, прошедшие разные исторические пути, некорректно. К счастью, база для корректного статистического сравнения все же существует: это результаты исследований в США, так и не ставших «плавильным котлом» (melting pot) для своих этнических групп, но все же формально придерживающихся принципа «общества равных возможностей».

Согласно переписи (www.census.gov), во всех без исключения этнических группах славянского происхождения (а официально их в США выделяется двенадцать) средний доход в расчете на домохозяйство превышает средние показатели по США (а это ежегодно $35000 на 1 домохозяйство) примерно в полтора раза.

Как результат, при наличии равных условий – славянин может быть более образован и, как следствие, более обеспечен. Все разговоры о том, что славяне являются людьми менее предприимчивыми и менее толковыми – чепуха, что доказывается фактами. Вспомним также, что Antonov, Sikorsky, Skoda или Tesla не только всемирно известные бренды технологической продукции, но еще и славянские фамилии. Для успешной реализации любого «славянского проекта» – тем более экономически ориентированного – необходимо понимать, что утверждения о «неисторичности» и «непредприимчивости» славян просто надуманы.

Мнение 2. «Даже если славяне и такие способные, все равно ведь этничности или национальности у бизнеса быть не может!»

Казалось бы, расхожее выражение «у бизнеса нет национальности» в эпоху глобализирующейся мировой экономики вполне похоже на правду. Однако при более детальном рассмотрении окажется, что «бизнес без национальности» – это удел скорее транснациональных корпораций, да и то не всегда. А любой иной бизнес всегда имеет и четкую юрисдикцию, и свой культурный менталитет, что зачастую коррелирует с понятием государствообразующей нации. Существуют и бизнес-диаспоры. И опыт некоторых рассеянных народов в этой сфере – яркое тому доказательство.

Мнение 3. «Экономической интеграции стран по этническо-культурному признаку не бывает!»

Но даже неполный перечень существующих экономических интеграционных объединений стран, как по этническому, так и по культурному (в том числе религиозному) признаку доказывает, что это не так.

Схема 1.

Показатели отдельных «культурных» групп стран

Условные группы стран Доля в мировом ВВП Интеграционные проекты (и год начала их эффективной работы)
Англо-саксонские 28% Отчасти в рамках британского Содружества наций (1931), Тихоокеанского сообщества (1948) и зоны НАФТА (1992)
Китайско-культурные 13% Соглашение по сближению экономического партнерства (2003), проект Южно-китайской экономической зоны и план зоны свободной торговли «Большого Китая»
Иберо-латиноамериканские 10% Иберо-американские саммиты (1991), объединения: Андский общий рынок (1969), Ассоциация латиноамериканской интеграции (1981), Группа Рио (1988), Центрально-американский общий рынок (1991), МЕРКОСУР (1991), отчасти Латиноамериканская экономическая система (1975) и др.
Арабские 2,5% Лига арабских государств (1945), Совет арабского экономического единства (1964), Арабский фонд экономического и социального развития (1968), Организация арабских стран — экспортеров нефти (1968), Арабский банк экономического развития Африки (1974), Арабский валютный фонд (1977), Совет по сотрудничеству арабских государств Персидского залива (1981), Арабский союз Магриба (1989) и др.
Исламские 8,5% Организация исламской конференции (1969) и Исламский банк развития (1974)
Славянские 5%

Источники: World Factbook (CIA) за 2004 г.; Гречикова И.Н. Международные экономические организации. -М.: «Консалтбанкир», 2002.; расчеты долей ВВП по данным World Bank.

Отсутствие некоего славянского экономически-ориентированного объединения – это не следование правилу, скорее, это исключение из правил. Почему так? Возможно, это некий постсоветский синдром, когда все от всех стремились разбежаться.

Существование интеграционных объединений означает не только прецеденты, но и наработки, на основе которых можно рассматривать функциональные особенности для потенциального интеграционного объединения славянских стран. Но, прежде всего, следует понимать и функциональную ограниченность такого объединения. Вряд ли возможно рассматривать его в качестве базы для какого-нибудь подобия конфедеративного объединения, о чем рассуждали украинские славянофилы XIX века. Кстати, то, что славяне говорят на разных языках – не есть довод против их экономической интеграции. Ведь на разных языках говорят и китайцы (девять основных групп китайских диалектов фонетически отличаются не меньше чем славянские языки), и иберо-латиноамериканцы (испанский, португальский и др.), и тюрки, и скандинавы, и, конечно, мусульмане. Однако языковые различия вовсе не мешают им всем проводить интеграционные проекты.

Зато можно, глядя на то, как действуют эти народы, выделить приоритеты для интеграционного взаимодействия. Теперь время «собирать камни». И здесь для успешного экономического интеграционного проекта славянам нет нужды «изобретать велосипед» – достаточно просто перенять успешный опыт у других народов.

Мнение 4. «Славянские народы, может, и похожи, но экономики их такие разные, да и не связаны друг с другом — как же тут интегрироваться?» против этого мнения выступает экономическая наука.

Вопросы экономической интеграции выделились в отдельную часть экономической науки более полувека тому назад, после известной публикации Винера (Viner, J. 1950, The Customs Union Issue), в которой рассматривалось влияние таможенных союзов на производство. Затем, в 1960-1970-х годах, теория экономической интеграции развивалась – до тех пор, пока ученые-экономисты не пришли к выводу, что любое соглашение по экономической интеграции не несет в себе a priori исключительно позитивный подход, но в любой интеграции есть и отрицательная сторона. При этом избежать диспропорций при экономической интеграции возможно, если у участников интеграционного проекта есть общие «коллективные предпочтения». С конца ХХ века эжкономисты, да и практики указывали на то, что универсальной формулы экономической интеграции нет, но в каждом отдельной случае может выявиться своя собственная – в виде зон свободной торговли, договорах о частичных преференциях, общих рынках и т.п..

Рассмотрим же с точки зрения современной экономической мысли их мнений, насколько существенны предпосылки для создания гипотетического «Славянского общего рынка», исходя, прежде всего, из основных сравнимых показателей.

Схема 2.

Сравнимые показатели экономик славянских стран

Относительные показатели, в % Бел. РФ Укр. Пол. Словак. Словен. Чех. Болг. БиГ Макед. СиЧ Хорв.
Показатели экономического роста: BY, BLR RU, RUS UA, UKR PL, POL SK, SVK SI, SVN CZ, CZE BG, BGR BA, BIH MK, MKD RS, SRBME, MNE HR, HRV
Рост ВВП, % в год 11,1 6,6 12 4,8 4,2 2,3 3,6 4,3 3,5 3,1 3 4,3
Рост промышленного производства, % в год 15,8 6,2 12,5 4,7 7,2 1,4 8,3 6,3 5,5 4,5 1,7 3,9
Промышленность — доля в ВВП, % 37,1 34,2 40,3 30,7 29,7 36,2 39,6 27,3 34,7 30,4 32 29,3
Услуги — доля в ВВП, % 53,1 60,7 45,6 66,1 66,6 60,7 56,7 60,6 48,6 57,3 53 62,5
Сельхозпродукция — доля в ВВП, % 9,8 5,2 14,1 3,1 3,7 3,1 3,8 12,1 16,7 12,2 15 8,3
Экспорт товаров и услуг, как % от ВВП 69,5 31,7 52,9 21 78 59,7 65,2 53,7 26 35,2 22,2 45,3

Источники: сводные данные Госкомстата Украины и Economist Intelligence Unit за 2004 г., World Factbook (CIA) за 2003 г., World Bank за 2002-2003 гг. (а также 2000 г.).

Реутов Виктор

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62