|

«В меня вместятся оба мира!» Имадэддин Насими (1370-1417)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 0,00 out of 7)
Загрузка...

 В XIV веке жил и творил поэт Насими Имадэддин. Насими-крупнейший азербайджанский поэт конца XIV века. Основоположник традиции письменной поэзии на азербайджанском языке Сеид Имадэддин Насими родился в Шемахе в 1370 году. Шемаха столица Ширвана, славилась на Ближнем Востоке, как культурный город с богатыми литературными традициям. Насими получил хорошее образование; он изучал, кроме арабского и персидского языков, математику, логику, астрономию, философию.

Основы демократического мировоззрения будущего поэта были заложены ещё в юношеские годы, которые он провёл в кругу городских ремесленников.Жизнь и творчество поэта совпали с нашествием орд Тамерлана (1336- 1405). Полчища Хромого Тимура не раз проходили по равнинам Азербайджана, не раз в степях Карабаха воздвигались шатры этого завоевателя. Тяжелые годы владычества тимуридов, принявших мусульманскую религию, нашли свое отражение и в творчестве Насими.

Тимур был мусульманином и принял шиизм. Мусульманское духовенство и феодалы раболепствовали перед ним, восхваляли его кровавые походы. Они были равнодушны к жертвам, которые приносил азербайджанский народ алчному и мстительному властелину.Но против владычества тимуридов и ислама подымалась затаенная ненависть народа. Идейным выражением протеста масс явилось широкое распространение сектантского движения в Иране и Азербайджане. Во главе созданного этим движением ордена «Хуруфи» стал один из лучших людей своего времени — Фазлулла и Насими Астрабадский.Члены ордена «Хуруфи», возглавляемого Фазлуллой Астрабадским, смело и настойчиво разоблачали догматы ислама и собирали вокруг себя тысячи мюридов, находивших здесь некоторое убежище от гнева и насилия Тимура.

Хуруфиты считали, что Коран Магомета — это чудесный образ аллаха, явленного пророку. Человек, «познавший буквы», становится выше самого себя. Подобный человек может стать и богом. Исходя из учения Хуруфи, Фазлулла признавал тождество человека с божеством. Его знаменитая формула «аллах — это я!» имела огромное распространение по всему Ближнему Востоку и Азербайджану. Путешествуя по многим странам, Фазлулла пропагандировал свое учение, в целом направленное против ислама и владычества тимуридов. Долгое время он жил в Азербайджане, в частности в Баку. В 1303 году Фазлулла был зверски убит третьим сыном Тимура, Миран-шахом.

Насими был одним из горячих приверженцев хуруфитов. Вся его жизнь и творчество были посвящены пропаганде идей хуруфи, борьбе с тимуридами и религией.
Насими долгое время он жил в Азербайджане и написал диван на азербайджанском языке. Он был одним из крупных ученых своего времени, прекрасно разбирался в схоластической премудрости мусульманского Востока, свободно писал стихи на философские темы на трех языках и пользовался большой известностью среди своих современников.

Смерть своего учителя, Фазлуллы Астрабадского, Насими воспел в чудесных стихах, завоевавших широкую популярность. В элегии, посвященной образу казненного учителя, поэт призывает его вернуться к жизни:

О душа, от разлуки с тобой, от горя мое сердце кровью полно, вернись!

Слезами моих очей полон мир, и буря в мире, вернись!

Вырвал из рук моих твои черные кудри, ветер.

Мое сердце горем и смятеньем полно, вернись!

После долгого пребывания в Азербайджане Насими отправился в путешествие по Ближнему Востоку. Он попал в Алеппо, где и поплатился жизнью за свое антиисламистское учение о хуруфах, о боге и красоте. В Алеппо у него нашлось много друзей, распевавших на улицах и базарах города его чудесные стихи о земной радости и человекобоге. Изуверы, услыхав эти богохульные песни, как повествует предание, схватили одного из друзей. Насими, смелого чтеца, и повели его на казнь. Когда Насими услышал об аресте друга, он прибежал к месту казни и остановил палачей, уже собиравшихся накинуть петлю на свою жертву. «Отпустите этого человека, — сказал поэт, — стихи принадлежат мне, наказание заслужил не он, а я! «Изуверы Алеппо хорошо знали об этом и без признания автора. Они воспользовались случаем, и толпа фанатиков потащила поэта на виселицу. Правитель Алеппо отдал приказ о его казни.

Насими умер мученической смертью. С живого поэта содрали oкожу. Долго мучили его безжалостные палачи, но, уже обессиленный и умирающий, он все твердил слова своего учителя, основу учения хуруфитов: «Аллах — это я!» Тогда муллы, издевавшиеся над мучеником, обратились к нему с вопросом: «Если ты аллах, так почему же бледнеет твое лицо?» Насими, как повествует народное предание, собрал последние силы и ответил палачам: «Я — солнце, взошедшее над горизонтом великой любви. Когда солнце совершает последний путь на запад, оно бледнеет».

Так умер великий азербайджанский поэт XIV века, Насими Имадэддин.Насими оставил богатое поэтическое наследие на азербайджанском, фарсидском и арабском языках. Он создал прекрасные лирические стихи, в которых на понятном народу языке воспевал свое философское учение. Он разделял народную ненависть к господствующей знати. В литературе средневекового Азербайджана Насими был самым близким народу поэтом.Большое место в творчестве Насими занимают лирические стихотворения. В них поэт противопоставляет себя небесам, возвеличивает человека:

Я иногда хочу молить, чтоб появилась ты.

Хочу сгореть в твоем огне — я эту смерть приму.

Внемлите слову Насими, я мудро говорю.

Отнялся у небес язык — он небу ни к чему.

Жизнь в понимании Насими — это эволюция. Мир был создан в результате развития материи. На формирование философских взглядов Насими оказали несомненное влияние греческие философы-материалисты.Насими отвергает учение Корана. Он призывает мусульман отказаться от служения аллаху и религии. Образ человека — центр, вокруг которого развивается вселенная. Взгляды Насими были прогрессивными для XIV века. Его литературное наследие — один из интереснейших этапов развития общественной мысли феодального Азербайджана. Устами поэта говорила оппозиция против ислама и тимуридов. Блестящая лирическая поэзия Насими и его идеи имели большое влияние на последующее развитие азербайджанской литературы (Хабиби, Хатаи). Именем Насими кончается средневековая история поэзия Азербайджана и начинается новый этап азербайджанской культуры, венцом которого явился великий поэт XVI века — Мухаммед Физули.

В статье использованы материалы из открытых источников в интернете.

***

В меня вместятся оба мира…

Ариф Туран

Посвящается Великому азербайджанскому Поэту, мудрецу, мистику, суфисту(1370-1417), Сеид Имадеддин Насими, один из основателей тюркской письменной лирики.
писал на арабском, персидском и тюркском).
Он  был адептом хуруфизма – мистического ответвления шиизма,  казнен    мусульманскими ортодоксами по обвинению в ереси. В сирийском городе Халебе (Алеппо)  Насими был подвергнут страшной казни – с живого содрали кожу.

***

Источником Твоего вдохновения,
Был Мир во всей своей красе.
И ты своим бунтарским рвением,
Шёл по смертельной полосе.
Считал, чтоб Истину постичь,
В Человеке разобраться надо.
Везде был слышен, твой громкий клич:
«Нет прекраснее людского сада,
в них Красота! В них Божий дух!
Они венец Его Творения»…
Стихи звучали мощно, вслух
и по твоему они велению,
летели в Шемаху, Тебриз, Шираз,
в Бурсу, Аллепо и в Багдад,
и охватил Восток  ты враз.
ПОЭТ! Ты был доволен, был ты рад,
тому, что люд твой клич воспринял,
что Бог   живёт в душе у нас,
и каждый видит в Нём себя.
И  Рок свой, с Божьей силою принял,
когда на казнь вели тебя.
Тебя распяли, кожу медленно сдирали,
Но ты молчал, смотрел на небо,
Смотрел ты зорко и не слепо,
Лишь губы тихо стих шептали:

«Хвала творцу! Он не суров к мужам обета и любви:
Им без зароков и постов Всевышнего совет явлен.
Дар истины из двух миров просил смиренно Насими —
И был услышан страстный зов: тот дар, что им воспет, явлен!»

Видя мужество, пылающего в крови Поэта,
Палач с насмешкой, в гневе крикнул:
«Твоё лицо бледнеть вдруг стало,
От страха твоё сердце, в пятку видимо упало».
На что Ты дал ему, Великий свой ответ:
«Я Солнце, при закате Оно бледнеет,
я людям шлю  прощальный свой привет.
Но завтра я взойду и озарю весь небосвод,
своей Любовью,
и ликовать Я буду сиянием  Света,
Её, Я осветил своею кровью».
И после, как  закрыв глаза,
Ты продолжал душою слышать,
Как пели дружно голоса…
Твои стихи Любовью дышат…

«В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь.
Я — суть, я не имею места, и в бытие я не вмещусь.
Всё то, что было, есть и будет — всё воплощается во мне.
Не спрашивай. Иди за мною. Я в объяснения не вмещусь.»

 

ведущий рубрики Ариф Туран

http://luch.az/klassika/poeziyaazlit/4169-v-menya-vmestyatsya-oba-mira-imadeddin-nasimi.html

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62