|

Судьба выбрала Олега Амирбекова

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

oleq_amirbekovИнтервью Day.Az с известным актером и телеведущим Олегом Амирбековым.

— Олег, на днях труппа Азербайджанского государственного русского драматического театра вернулась с гастролей. Как все прошло?

— Гастроли в Санкт-Петербург были организованы при содействии Федерального Центра поддержки гастрольной деятельности Министерства культуры России. Мы представили российскому зрителю два спектакля — «Федру» и «Маскарад». На самом деле, я не должен был ехать, но один из актеров не смог, поэтому мне пришлось его заменить. Зрители были довольны нашими выступлениями, и это самое главное. Мы в Петербурге были всего шесть дней и за эти дни смогли вдоволь по нему прогуляться, посетить музеи, театры.

— То есть, выручили коллегу?

— Мы все живые люди, и у каждого из нас могут быть дела или проблемы со здоровьем, поэтому иногда приходится выручать друг друга.

Признаюсь, я не люблю вводы. Спектакль мы репетируем на протяжении нескольких месяцев, и за это время ты работаешь над ролью. А когда внезапно, за 2-3 дня, тебе говорят, что ты должен кого-то заменить, иногда приходится жертвовать качеством, чтобы это сделать. Но другого выхода нет, — спектакль должен состояться. Хотя, думаю, вводы в спектакли мне удаются неплохо.

— Ваше актерство было предопределено, если учесть, что в вашей семье все актеры?

— Да, у меня родители тоже актеры, и оба заслуженные артисты, но, к сожалению, мой отец Арнольд Харченко рано ушел из жизни. Я не собирался работать в театре, однако судьба решила за меня. Не жалею о своем выборе. Если нет таланта, то никакой родитель тебе не поможет. Я и мой коллега Теймур Рагимов с детства знали, что такое театр, так сказать, с чем его едят. Я часто приходил на репетиции. Мне нравилось на них присутствовать, наблюдать за процессом репетиций очень интересно. Моя мама, Рита Амирбекова и сейчас мне во многом помогает. Я ее мнению очень доверяю, потому что она профессионально все оценивает со  стороны.

— Когда-нибудь выходили на сцену вместе с мамой?

— Это было всего один раз. Мы играли с ней в спектакле «Эти свободные бабочки». Это было в 2007 году. Она играла мою маму. Работать с ней было огромное удовольствие. Надеюсь, что в будущем еще не раз выйду с ней на сцену. К сожалению, она сейчас занята меньше, чем могла бы быть. Это меня огорчает. Зрители чаще хотели бы видеть ее на сцене. Она в прекрасной творческой и физической форме. У нее в августе был юбилей, думаю, в театре поставят спектакль в связи с этим в будущем году.

— Зато вы востребованы…

— Грех жаловаться, репертуар у меня неплохой. Последний премьерный спектакль я сыграл около года назад. Недавно начались репетиции нового спектакля, который ставит Александр Яковлевич Шаровский. Он приурочен к юбилею Евгении Невмержицкой. В ней задействованы сама юбилярша, Наталья Шаровская, Сафа Мирзагасанов, Натаван Гаджиева и я. Это очень серьезный, профессиональный состав, работать с такими артистами — одно удовольствие.

— Мама часто вас критикует?

— Она не критикует, а дает мне советы. Что касается критики, то у нас, к сожалению, очень мало критиков. Театральная критика — это отдельная профессия. Раньше, после премьеры они разбирали спектакль и твою работу, и тебе было интересно, что про тебя напишут. В основном, у нас сейчас описывают сюжет спектакля и пишут, хорошо артист сыграл или плохо, но не пишут, что именно было плохо или хорошо. Мне самому интересно было бы почитать серьезную критическую статью.

Сейчас век Интернета, социальных сетей, блогов, доступ к которым есть у всех — и у грамотных, порядочных людей, и у неграмотных, недалеких. Каждый из них пишет свое мнение. Я верю лишь отзывам профессионалов и зрителей, хотя у всех разные вкусы и мнения.

— А что насчет самокритики?

— Она конечно же есть. Лучше меня никто не знает, хорошо я сыграл или плохо. Я это знаю, но предпочитаю это не обсуждать. Имею право. (Улыбается)

— Разделяете ли вы мнение о том, что в творческих профессиях высшее образование не играет большой роли?

— Образование нужно всегда, без разницы, какая у тебя профессия. Именно образование, а не диплом. Я считаю, что у артиста должно быть образование, оно дает общие понятия о театре, о его истории. Это не означает, что, выйдя из стен университета, актер будет все знать. В театре он начинает многому учиться заново.

Кроме того, если человек поступает в институт с намерением прийти в театр — это уже говорит о серьезности его намерений. При этом, на мой взгляд, многое зависит от студента. Талант не всегда может помочь. Кроме этого, важно обладать широким кругозором, читать. К примеру, во время недавних гастролей в Санкт-Петербурге, в котором находится огромное количество исторических мест, музеев, театров, мы просто не могли не посетить эти места. К сожалению, не все думают, как я. Поэтому я не понимаю артистов, которые сидят в номере и не используют такую прекрасную возможность.

Нужно всегда заниматься самообразованием. Не могу сказать, что часто читаю, не всегда есть время, но периодически выбираю себе литературу, скачиваю на свой смартфон и читаю по дороге на работу.

— Работа с местными и иностранными режиссерами отличается?

— У каждого режиссера свой стиль работы. Я работал со всеми приглашенными режиссерами: Тимуром Насировым, Искендером Сакаевым, Йонасом Вайткусом, Анной Потаповой. От работы с каждым из них получил огромное удовольствие и ценный опыт. Творческие люди не должны вариться в собственном соку. По возможности нужно выезжать за пределы страны и смотреть спектакли, понимать, чем сейчас живет мировой театр, какие протекают процессы и т.д. Благо, сейчас в мире проводится много театральных фестивалей.

В сентябре несколько актеров из Азербайджана принимали участие на Всероссийском молодежном форуме-фестивале театральных деятелей «Артмиграция «. Наш театр представляли я и Теймур Рагимов. Были актеры и из других местных театров. Хочу выразить признательность нашему директору Адаляту Гаджиеву, благодаря поддержке которого эта поездка состоялась. Знаю, что мои коллеги из других театров испытывали проблемы с организацией поездки, а мы, как только обратились к Адалет муалиму за помощью, получили положительный ответ.

Неделю мы провели в Москве, принимали участие в мероприятиях форума-фестиваля и мастер-классах, смотрели спектакли. В работе этого фестиваля участвовали специалисты из разных стран. Это был очень хороший опыт.

— Вас также можно увидеть в местных фильмах и сериалах…

— Не могу сказать, что часто снимаюсь. У меня несколько художественных фильмов, а сериалов всего два — «Агабековы» и «Цветок жизни». Второй сериал снимала грузинская группа. Мне очень понравилось с ними работать. Там снимались Фахреддин Манафов, Мехрибан Зеки, Фуад Поладов, Анвер Кязымоглу и многие другие. К сожалению, он выдержал всего десять серий. По отзывам знаю, что сериал был рейтинговым. Не хочу никого обижать, но, в основном сериалы у нас снимаются на довольно среднем уровне.

— А работа на ТВ — это хобби?

— Нет. Уже семь лет, как я работаю в структуре AзТВ. В феврале 2009 года меня пригласили вести новости спорта на новом канале İdman. С тех пор я периодически вел новости спорта, прогноз погоды, программу передач и новости культуры. И все эти годы им приходится иметь дело с творческим человеком, что довольно непросто — постоянные гастроли, репетиции, сектакли. Спасибо им, что терпят все это. (Смеется)

Так что не могу сказать, что работа на ТВ — это хобби, скорее, это вторая профессия, где я себя нашел.

— Откуда такое знание азербайджанского языка? Вы — человек, окончивший школу на русском языке, выросший в русскоязычной среде, а умеете свободно и грамотно излагать свои мысли на зависть многим, даже учившимся на родном языке…

— Видимо, все опять-таки упирается в гены. Мой дедушка владел пятью языками, но,  к сожалению, не занимался со мной азербайджанским. Кроме этого, не было среды азербайджаноязычных сверстников.

Но в 12 лет я понял, что хочу выучить этот язык. Стал смотреть азербайджанские передачи, читать литературу на азербайджанском, слушать выступления Президента Гейдара Алиева по телевидению. Каким-то образом язык стал закрепляться в моем сознании, я даже не заглядывал в словарь. Знание языка очень помогло мне в будущем.

— Какие плюсы у профессии актера?

— Сложно говорить о плюсах. Эта очень сложная профессия. У нас непростой график. Мы работаем иногда до ночи. У нас нет выходных по праздникам, хотя все в эти дни отдыхают, а нам приходится работать. Спектакль, который идет два-три часа, порой репетируется два, а то и три месяца. Я уже не говорю о психологической и эмоциональной нагрузке. К плюсам же можно отнести сам выход на сцену, желание донести до зрителей какую-то мысль, вызвать у них положительные эмоции, получить аплодисменты. Публичность я бы тоже не назвал плюсом, потому что она иногда мешает.

В основном меня узнают по работе на телевидении. Иногда ко мне подходят незнакомые люди и пытаются заговорить. В прошлый раз был с супругой в супермаркете, и ко мне подошла женщина и начала задавать какие-то вопросы про прогноз погоды, который я уже года два как не веду. Было приятно — передача в эфир уже не выходит, а люди до сих пор ее помнят. Самое интересное, что в конце она  попросила у меня номер Фаига Агаева. На что я ответил, что его у меня нет. (Смеется)

— Как супруга относится к вашим поклонницам? Не ревнует?

— Нет. Ей приятна моя популярность, в том числе у противоположного пола. Она знакома со всей труппой театра. Всегда приходит на мои спектакли, поддерживает меня. Думаю, это самая большая удача, когда твой супруг или супруга понимают тебя. В противном случае, если один из них недоволен профессией другого, это отражается и на его работе, творчестве, особенно, если ты актер.

— А какой Олег папа?

— (Смеется) Какой я папа, лучше скажет мой сын, когда вырастет. Хочется думать, что хороший. Во всяком случае, стараюсь уделять ему много времени. Купаю и укладываю его спать. Мы уже нашли с ним общий язык. Когда я прилетаю на гастроли или по каким-то делам в другие города, то первым делом иду в книжный и игрушечный магазины и ищу ему книги, развивающие игрушки. Три года назад я был в Питере, гулял сам по себе и даже об этом не задумывался. А теперь, куда бы ни поехал, обязательно должен привезти ему какой-нибудь подарок. Несмотря на то, что ему недавно исполнилось два года, он уже хорошо говорит, рассказывает  сказки.

Я каждый день вижу своего сына, поэтому не замечаю, как быстро он растет, а ведь ему недавно исполнилось два года. На днях он утром залез на кровать и сказал: «Папа, папа, айпад разрядился, его нужно поставить на зарядку». Я был удивлен, потому то до этого он говорил отдельные слова, а теперь вдруг сказал целое предложение.

— Вы таким же были в детстве?

— Нет, я в детстве был более спокойным ребенком. Ему все время нужно что-то делать, открывать, закрывать, собирать. В этом плане он больше похож на супругу в детстве. Когда звучит какая-то музыка, он бросает свои дела и внимательно вслушивается, даже сам выбирает песни на Youtube. Иногда одну и ту же композицию ставит по несколько раз. Вот тут он похож на меня абсолютно! У нас тогда были пластинки, и я мог весь день слушать одно и то же, если мне нравилась композиция. Чисто внешне он тоже на меня похож, с той разницей, что я — брюнет, а он — блондин. Ну, и на маму похож, конечно. Мой сын — моя большая любовь. Спасибо судьбе, что она его мне подарила.

— И напоследок, Олег, какие у вас планы?

— Говорят, хочешь рассмешить Господа — расскажи о своих планах. Далеко загадывать не буду, скажу о том, что ждет меня в ближайшем будущем. Буквально на днях начнутся сьемки первых выпусков шестого сезона телепроекта «Mən azərbaycanlıyam». Это интеллектуальная передача для молодежи, проект министерства молодежи и спорта, который я веду вот уже второй сезон. В театре — это репетиции нового спектакля, постановка для детей к Новому году, а также еще одна большая работа — ввод в спектакль, который должен состояться в начале декабря. Времени мало, и нужно все успеть. Так что, работа есть и слава Богу!

Кямаля Алиева

Leave a Reply