|

Пишевари — это недавнее прошлое истории Южного Азербайджана

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Акрам  Рагимли (Биже)

 

ХХ век подарил истории освободительного движения азербайджанского народа ряд видных политических деятелей освободительного движения по обе стороны Аракса. Благодаря своим делам каждый из них навсегда остался жить в нашей истории. Однако среди политических деятелей, сформировавшихся в прошлом столетии, есть и такие люди, о личностях которых мало писали и вспоминали, а если такое и происходило, то очень лаконично и с большими искажениями. Одним из таких людей был Сейид Джафар Пишевари. Этот человек подвергался нападкам со стороны сил как «правого», так и «левого» толка, вплоть до необоснованных обвинений, и даже оскорблений в свой адрес. Думается, давно подошло время для проведения широкого и объективного исследования об этом великом человеке, чтобы довести до читателя всю истину о нём, такой, как она есть.

С.Дж. Пишевари является личностью, самоотверженно прошедшей путь тяжёлой борьбы на пути свободы и избавления, не только Азербайджана, но и всего Ирана. И по сей день, с почётом и уважением современная демократическая общественность в Иране, а особенно, молодёжь, отдаёт дань памяти его незабываемым заслугам, имевшим место в период Народного Движения Южного Азербайджана и Ирана в 1941-45 гг. Революция «21 Азер» (12 декабря), считающаяся вершиной национально-демократического движения Южного Азербайджана[1] и Национальное Правительство Азербайджана тесно связаны с именем С.Дж.Пишевари. Его жизнь, непреклонное мужество и стойкость, выказанная на пути борьбы за свободу, остаётся примером для последующих поколений.

Создание ценных трудов и монографий, документальных фильмов, театральных постановок о наших политических деятелях, присвоение их имён улицам, проспектам, дворцам и паркам – всё это, несомненно, достойное занятие. Это – уважение к нашему прошлому. Однако, отсутствие внимания к личности С.Дж.Пишевари, в подобных делах, вызывает удивление и сожаление. Любая нация способна возвысить свою идентичность на мировом уровне только тогда, когда она не равнодушна к своему прошлому. Так же, как отбросив собственные негативные особенности и черты, она старается сконцентрироваться на своём самом лучшем и позитивном опыте, стараясь изучить его и передать новому поколению. И в этом смысле С.Дж.Пишевари является поистине достойной для изучения личностью. Он – это недавнее прошлое истории Южного Азербайджана. Изучить перипетии всех взлётов и падений, сопутствовавших жизненному пути этого великого человека и извлечь из них соответствующий урок – является важным и полезным делом, как для современности, так и для будущих поколений.

Сложно однозначно отнестись к политическому аспекту, идеологии и образу мыслей С.Дж.Пишевари на протяжении всего его 55-летнего жизненного пути. До 1918 года мы можем наблюдать молодого человека, ищущего пути освобождения своего народа и родины, и с этой целью, сближающегося с различными политическими течениями, обществами и партиями, а на деле,  находящегося в поиске верной идеи и направления. Вначале он примыкает к демократам, затем к социал-демократам, и наконец, как и многие представители иранской интеллигенции, обращается к коммунистам, идеям которых он и начинает преданно служить. Печатавший свои первые статьи в газете «Открытое слово» Мамед Эмина Расулзаде и симпатизировавший его идеям гражданственности и азербайджанства, С.Дж.Пишевари, в последующие годы отдаляется от него и сближается с Н.Наримановым, обслуживая коммунистические интересы. Он остаётся верным этим идеям вплоть до заключения его правительством Реза Шаха в тюрьму. В этот период он считает Н.Нариманова своим учителем и  называет его Ленином Востока. Так же как и Н.Нариманов, Пишевари ожидал освобождения своей родины и угнетённых народов Востока со стороны большевиков. Для достижения этой цели на политической арене 20-ых годов он живёт идеями коммунизма и борется за свободу. Отмежевавшись от партии «Справедливость», Пишевари, спустя время, вступает в коммунистическую партию и на определённый период становится ведущим лидером иранских коммунистов. В начале 20-ых годов он участвует в Гиланской революции поддерживаемой большевиками, на Съезде Народов Востока, проходившем в Баку, на 3-ем Конгрессе Коминтерна, на конференции коммунистов Ирана. В этот период имя С.Дж.Пишевари фигурирует в исторических документах наряду с именами Султанзаде, Гейдара Амуоглы (Таривердиев), Ахундзаде (Бахрам Сируз), Гусейна Шарги, Никби, Сейфи и других выдающихся коммунистических руководителей Ирана. До конца 20-ых годов Пишевари остаётся верен коммунистической идее и служит только ей. Это можно заметить и по содержанию многочисленных статей, написанных им в этот период.

Оценивая свою политическую деятельность в период с 1917 по 1927 годы, и в издаваемой им газете «Ажир», и в своих выступлениях и мемуарах С.Дж.Пишевари связывает своё позитивное отношение к коммунизму, социализму, к Советской России с надеждой и верой в спасение своего народа. К слову, подобное отношение и вера присутствовала в жизни и деятельности целого ряда других наших политических и культурных деятелей, начиная с Н.Нариманова и, до великого поэта тюркского мира Назима Хикмета.

Влияние общественно-политических событий, расхождения советских властей между словом и делом производят переворот в мировоззрении и направлении  политической деятельности, находившегося в конце 20-ых годов, в частности в 1930-41 гг., в тюремных застенках С.Дж.Пишевари. Оглядываясь назад, он переосмысливает ошибки, допущенные им в прошлом. В этом смысле, политическая судьба Нариман Нариманова повторяет судьбу С.Дж.Пишвеари. Он уже начинает говорить о невозможности построения социализма и коммунизма на национальной платформе в Иране. Это его признание можно ясно увидеть и в протоколе его допроса во время следствия, и в его статьях в газете «Ажир», и в его мемуарах.[2]

***

Путь борьбы С.Дж.Пишевари, его политическое, научное и журналистское наследие, настолько насыщено и многогранно, что охватить его в пределах одной книги невозможно. Если в истории и существуют определённые пробелы, связанные с личностью С.Дж. Пишевари, в печати и в литературе время от времени появлялись публикации на эту тему. Особо следует отметить заслуги нашего уважаемого, ныне покойного, учёного, профессора Гамида Мамедзаде в области исследования журналистской деятельности С.Дж.Пишевари и труд видного учёного-поэта Вугара Ахмеда, исследовавшего жизнь и художественное творчество С.Дж.Пишевари. Естественно что, оба эти исследователя, будучи филологами, в своих трудах большее внимание уделили освещению научно-художественных особенностей деятельности С.Дж.Пишевари. Поэтому, изучение политической деятельности С.Дж.Пишевари, различных сложных перипетий его жизненного пути и борьбы, причины депрессий в периоды смены его политического и идейного мировоззрения  и прочих проблем, являются более актуальным и значимым делом на современном этапе.

Жизнь и политическая деятельность С.Дж.Пишевари не была однообразна, спокойна и бесцветна. Именно поэтому, авторы, пишущие о нём часто стоят на различных позициях. Одни характеризуют С.Дж.Пишевари – как яркого, образованного, любящего свой народ и тесно связанного с ним, патриота и культурно-политического деятеля. Эту позицию разделяет подавляющее большинство, как в Иране, так и за его пределами.  В таких работах, интервью и беседах С.Дж.Пишевари предстаёт перед читателем и слушателем как политический лидер, великий мыслитель, обладающий зрелым острым умом и метким пером и пр. В полную противоположность данной позиции, сторонники шахского режима, находящиеся в услужении персидскому шовинизму и отрицающие историю и национальную идентичность азербайджанских тюрок (например, как историк Каве Баят, Али Зибаи, Мансур Джургани, Мухаммад Масуд Нагиб, Ибрагим Насехи и др.) клеветой и не соответствующими действительности оговорами, всячески старались опорочить не только личность и деятельность С.Дж.Пишевари, но очернить и запятнать возглавляемое им движение. В своих публикациях они называли Пишевари «рукой Москвы», «не имеющим связи с народом», «исполнителем приказов», «шпионом-провокатором» и клеймили другими, подобными, радующими его недругов, клеветническими эпитетами. Следует отметить, что такого рода подстрекательство, имевшее место в период правления Пехлеви, существует и в наши дни.

В конце 80-ых – начале 90-ых годов прошлого века по эту сторону Аракса нашлись и такие «критики», которые пытались «пересмотреть» путь жизни и борьбы, идей и принципов С.Дж.Пишевари и движения независимости. Время от времени на страницах печати, собраниях появлялись высказывания, осуждающие С.Дж.Пишевари и возглавляемое им правительство, говорилось о его несамостоятельности и полной подконтрольности русскому правительству. Удивительно то, что эти «критики» не были знакомы ни с национальной платформой, ни с ведущими силами самого движения, ни с многочисленной существующей о нём документацией и литературой  на персидском языке и азербайджанском языке со старым алфавитом (арабский шрифт «эски элифба»). К тому же, большинство, пытавшихся «пересмотреть» события 1945-46 гг. в Южном Азербайджане, не имело ни исторического образования, ни соответствующего опыта и, не являлось исследователями данной области. В своих публикациях и высказываниях эти люди, готовые сотворить «культ» из чужих «кумиров», начали бессовестно искажать наше прошлое и несправедливо бичевать исторических личностей.

Здесь к месту, вспомнить отрывки из статьи одного учёного-филолога в газете «Импульс», под заголовком «Репутация Пишевари подмочена» («Pişəvərinin şəkəri suya düşüb»). В статье утверждается следующее:

— Народное движение в Южном Азербайджане «осуществляли люди из Москвы»;

— «Квалифицировать период правления под руководством Пишевари – как период народно-освободительного движения, не соответствует исторической действительности»;

— Автор статьи, ссылаясь на книгу другого, тенденциозно настроенного историка, пишет будто бы, всё правительство Пишевари и народное движение в Южном Азербайджане полностью было организовано и управлялось из Москвы. «…Движение, претворённое в жизнь людьми из Москвы, приписывается азербайджанскому народу».

В своей статье автор приходит к такому выводу, что если он будет позитивно высказываться о возглавляемом Пишевари правительстве и движении, то это означает лить воду на мельницу антиазербайджанских сил в Иране, что способствует ухудшению добрососедских отношений между двумя странами  (странная алогичная «логика»!). В статье содержится множество других лживых, ненаучных и далёких от действительности аспектов, касающихся личности и движения С.Дж.Пишевари. Факт, вызывающий сожаление, что обличителями исторической личности, всю жизнь посвятившей борьбе за свободу своего народа, мыслителя-энциклопедиста, какой является С.Дж.Пишевари, являются не русские, не армяне, не представители других чуждых сил, а наши с вами соотечественники. Отметим, что как человек, и как политический лидер, С.Дж.Пишевари не был свободен от ошибок.[3] Он и сам признавал это. Однако приувеличение какой бы, то ни было ошибки, придание ей клеветнической окраски, старание очернить такую великую личность, как С.Дж.Пишевари, может восприниматься только, попыткой очернения народного движения в Южном Азербайджане, национального правительства, цели и стремлений национальных сил.  Конечно же, здесь мы не стараемся заступиться за С.Дж.Пишевари, защищая его всеми доступными нам средствами. Да он и не нуждается в этом. Исключительно, ради объективности мы хотим отметить, что при оценке личностей, необходимо доводить до сведения читателей всю информацию, как она есть.

 

***

Большая часть иранских историков и исследователей, повествуя о С.Дж.Пишевари, не принимая во внимание определённых факторов, чаще обвиняют его в принятии им помощи от страны Советов. Для начала нужно знать, что кроме Советского Союза, особенно северных собратьев, другой силы, мало-мальски оказывающей поддержку движению за независимость в Южном Азербайджане в 1941-46 гг. не существовало. С другой стороны, нельзя найти такого государства, общественно-политические движения которых не получали бы поддержки и вливаний извне. В этом смысле, если оставить коварные замыслы в стороне, в тех тяжёлых условиях, что сложились тогда в Южном Азербайджане, принятие им помощи (как моральной, так и материальной) от Советского Союза должно расцениваться нормально. Факт помощи Советского Союза более всего раздражал оппонентов народного движения. Этот факт давал им пищу для публикации бесчисленной клеветы и обвинений в адрес национально-демократического движения, приписыванию его достижений другим силам (Советам), об искусственном характере движения. Желающие очернить личность С.Дж.Пишевари, как и в период правления Пехлеви, сменив свои одеяния на «исламские», и при новом порядке, продолжили свою деятельность. Цитировать их можно бесконечно. Однако чтобы не утомлять читателя, мы не будем останавливаться на их пасквилях. Ограничимся лишь одним примером. В книге односельчанина С.Дж.Пишевари Сейид Мухаммада Масуда «Знаменитости Халхала» («Xalxal məşhurları» — 813 с.), по ходу всего повествования, в 7-8 местах где заводится разговор о С.Дж.Пишевари, текст изобилует клеветой и наговорами, явно сфабрикованными по чьему-то заказу. Чтобы угодить спонсорам, профинансировавшим издание книги, автор, не приводя ни одного обоснованного факта, характеризует период правления Национального Правительства,  как период «самоуправства», «грабежа», «опустошительства» и «феодализма» (16. с.104, 112, 114, 115, 132, 135). Впоследствии запрещённая газета «Шамс Табриз», имея ввиду авторов подобного рода, выступила с обращением: «Их целью является очернить Пишевари и национальное движение в Азербайджане. Предположим, что дело Пишевари и его движение – искусственно созданное иностранным влиянием, и не имеющее национальной платформы дело. Тогда, как же вы охарактеризуете движение Саттархана, восстание Хиябани, восстание 29 Бахман в Тебризе? Если в почве есть хотя бы одно здоровое зерно, то рано, или поздно, оно должно зазеленеть. Это нужно осмыслить и понять».

Аятолла Мирза Абдулла Муджтехиди, не особо симпатизировавший Национальному Правительству, в одном из своих дневников пишет: «Допустим, что Тегеран на этот раз добился успеха, устранив данную проблему (национальное движение – А.Р.). Но мы должны знать, что её корни останутся. При малейшей возможности, ростки зазеленеют и с удвоенной силой создадут проблемы для Тегерана» (8. с.343). Образ мыслей передовой общественности, в особенности, молодёжи в Иране относительно этих процессов показывает, что ни из истории, ни из народной памяти невозможно стереть ни С.Дж.Пишевари, ни возглавлявшееся им национальное правительство, ни дела, совершённые за год его правления. Для объективной оценки личности С.Дж.Пишевари нужно последовательно и совокупно отследить разнообразные особенности его эпохи, этапы пройденной им борьбы и те изменения, которые происходили в образе мыслей С.Дж.Пишевари на этих этапах. Важное место в жизни и деятельности С.Дж.Пишевари наряду с политической борьбой занимала и литературно-художественная деятельность, публицистика. Если в науке и уделялось определённое внимание его художественному творчеству, научным и публицистическим произведениям, всё же, они были недостаточно изучены. Некоторые образцы его художественного творчества вышли в журнале «Антология литературы Южного Азербайджана», издаваемом Институтом Литературы им. Низами НАНА, а в сборнике избранных произведений С.Дж. Пишевари было опубликовано несколько его литературно-критических статей и фельетонов. Профессор Вугар Ахмедли уделил внимание литературно-художественному творчеству С.Дж.Пишевари, в докторских диссертациях и монографиях Алмаз Алигызы и Сабира Неби оглы рассматриваются отдельные этапы литературы Южного Азербайджана и личность С.Дж.Пишевари и его движение освещаются через литературно-художественную призму. Произведение «Из тетради воспоминаний узника темницы» (“Zindan xatirələri dəftərindən”), написанное в прозаической форме, по сути, является документальной политической эпопеей из-под пера политзаключённого. Это обвинительный акт, неопровержимыми фактами и доказательствами, описывающий ужасы тюремных застенков Реза шаха. Это летописная хроника трагедии, достойной того, что бы снять о ней фильм или создать театральную постановку.

Издательство «Гуйанда» в Тегеране в 2004 году большим тиражом опубликовало, написанное С.Дж.Пишевари в тюрьме, другое произведение – роман «Надира», и подготовило к печати его роман «Мехинбану».

В азербайджанской литературе, по обе стороны Аракса, определённое место отводилось воплощёнию художественного образа С.Дж.Пишевари. В романах Мирзы Ибрагимова, Зохраба Тахири, в стихах и поэмах В.Азероглы, Ф.Шахмара, А.Туде, Фикрета Садыка, Мадины Гюльгюн, М.Дильбази, С.Тахира, Х.Рзы, Х.Билури, Н.Рафибейли, Н.Гасанзаде, Х.Тарлана, А.Сафа и других образ С.Дж.Пишевари отражён на художественном фоне.

 

В современном Иране немало людей говорящих и трактующих всё, что связано С.Дж.Пишевари, не с шовинистических позиций, а в соответствии с голосом совести и велением сердца. Множество интеллигентных людей в Иране и в Южном Азербайджане, в том числе, студентов (несмотря на надзор и цензуру), в своих работах не боятся представлять С.Дж.Пишевари великой личностью. Они с уважением вспоминают о проделанной в течение года правления Национального Правительства работе и его делах.

Как известно, в условиях современной политической обстановки в Иране, написание книги или статьи о С.Дж.Пишевари и возглавляемом им движении в позитивном ключе, требует определённой отваги и национального мужества. В этом смысле, особо следует отметить ценное произведение, результат трудной и плодотворной работы Али Муради «Путь, от темницы Реза хана до должности председателя Азербайджанской Демократической Партии», работу известного учёного-историка «Последняя баррикада», сборник материалов следствия по делу С.Дж.Пишевари в редакции Шахруха Фарзада, книги тебризского учёного Гамида Моллазаде, а также статьи в газетах и изданиях «Азербайджан», «Трибун», «Варлыг», «Йол», «Саханд», «Йолдаш», «Харай», «Анадили», «Азербайджанын сеси», «Араз», «Ильдрым», «21 Азер», «Ченли бел», «Шамс Тебриз», «Невидэ Азербайджан», «Армаганэ Азербайджан» и во многих других.

Книги, опубликованные американским автором Брендой Шефер «Границы и братья», профессором Гуламрезой Тебризи «Иран» (Лондон, 1989), известным поэтом-журналистом Алирзой Мияналы «Земля, отмеренная ружьями», книги профессора Джамиля Гасанлы, составленные на основе архивных материалов о событиях 1941-46 гг. в Южном Азербайджане, также исследование и монография профессора Вугара Ахмеда о художественном творчестве С.Дж.Пишевари, моменты, связанные с С.Дж.Пишевари в работах академика Мирзы Ибрагимова, статьи профессора Шовкет ханум Тагиевой о С.Дж.Пишевари, книга и статьи ныне покойного учёного Миркасима Чешмазаде об истории создания Демократической партии, книга «Национально-демократическое движение в Южном Азербайджане (1941-46)», а также статьи, выступления и пр., принадлежащие перу автора этих строк – всё это можно считать значительным вкладом в дело изучения личности и наследия С.Дж.Пишевари. Кроме того, в мемуарах, опубликованных идейными соратниками С.Дж.Пишевари, также содержится много информации, правдиво освещающей его личность и деятельность и, по мере надобности, мы старались использовать её в данном исследовании. 


[1] По Туркманчайскому договору, заключённому в 1828 году между Россией и Ираном, Азербайджан был разделён  на Южную (Иран) и Северную (Россия) части.

 

[2][2] Подробнее об этом см.: Материалы следствия в редакции Шахруха Фарзада, Тегеран, Издательство «Ширин», 1384. Также см.: «мемуары» С.Дж. Пишевари, Баку, 2006 (публикация газеты «Азербайджан»).

 

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62