|

Павел Зарифуллин: «Только будущее сможет нас объединить»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 votes, average: 1,25 out of 7)
Загрузка...


8 апреля в МГИМО, по приглашению студенческого научного Клуба Евразийской интеграции, выступил Павел Зарифуллин, один из лидеров современного евразийства, руководитель Центра им. Л.Н. Гумилёва в Москве. Он рассказал студентам о принципах евразийства, а так же поделился своими предложениями о том, как можно улучшить социальную обстановку в России.

— Павел, расскажите, как пришли к идеям евразийства вы сами?
— Я узнал о евразийстве в конце 80-х годов. Тогда (да и сейчас) Евразийство казалось чем-то новым, свежим, интересным. Тем более на фоне советской идеологии. Оно выпадало из привычных рамок, давало новую оригинальную картину мира. Плюс, до этого интересовался этнографией и психологией, поэтому евразийство сразу привлекло меня.

— Первая волна евразийства 20-х гг. пошла на спад. В чем вы видите причины этого?
— В то время евразийство оказалось между небом и землей. С одной стороны, находясь в иммиграции на Западе, евразийцы фактически пропагандировали антизападничество. Такая внутренняя оппозиция. С другой стороны, евразийцы были против СССР, но не могли не понимать, что в чем-то Советский Союз воплощает их собственный проект. Да, возможно в искаженном виде, но тем не менее. Подобные внутренние противоречия задержали евразийство в развитии. Сейчас конечно возможностей для реализации идей евразийства больше.

— Почему именно Лев Николаевич Гумилев?
— На самом деле, евразийство – это целая научная школа со 100-летней историей. А Льва Гумилева можно считать последним евразийцем, потому что, по сути, закончил «старое» евразийство и начал «новое». Он учил общности народов нашей страны, любви. Сейчас очень важно не забывать об этом. Он сам учил этому во времена распада Советского Союза – но сейчас мы снова в «зоне этнополитической турбулентности». Вокруг – дикая ненависть, которая ни к чему не приведет, только к окончательному развалу и хаосу. И остановить все это можно только с помощью заветов Льва Гумилева — любви, дружбы и комплиментарности, понимая исторической общности судьбы наших братских народов.

— Лев Гумилев вырос в знаменитой семье. На ваш взгляд, какой вклад внесли его родители в формирование идей евразийства?
— Его отец, Николай Гумилев, после своего путешествия по Африке привнес новый особый привкус в русскую поэзию и культуру в целом. Привнес вкус к невероятным путешествиям и приключениям, раскрыл новые миры, сломал стены в национальном сознании, показав, что мир разнообразен и удивителен. И это косвенно послужило причиной повышения интереса к нашим родственным народам, живущим на территории Евразии. Понимать ближнего, учиться и учить, впитывать чужую культуру и знакомить со своей – все это принципы, заложенные еще Николаем Гумилевым. Несомненно, сын перенял от отца многое.

— Беспорядки на Манежной площади и подобные тому акции – вы считаете, их можно было предотвратить с помощью евразийства?
— Безобразное мероприятие. Его причина–неудовлетворённость людей своей судьбой. В обществе накопилось огромное количество претензий. И люди искали справедливости от милицейского произвола (конечно, в извращенной форме), не знали, на кого все «скинуть». Общество находится в ужасном состоянии, и говорить, что в этом виноват Кавказ просто смешно. Они просто пободрее выглядят на фоне нашей «россиянской» обскурации.
У кавказцев есть такое особое чувство родства, которое русские теряют на глазах. Я помню, еще в 80-х годах мы ездили из города в город к родственникам. Просто так, в гости. Сейчас этого нет – родственные связи разорваны.
Людей надо образовывать и направлять их деятельность. Энергию, кипящую в обществе, необходимо перевести в иное русло. Например, если создать Евразийский Союз, деятельности хватит на всех.
Да, на время очаг возгорания на Манежной потушили, но совершенно ясно, что это так просто не закончится. У нашей власти нет никаких реальных способов предотвращения таких конфликтов. Мы не умеем жить в мегаполисе, уживаться с разными этническими культурами. Но ведь понятно, что это только начало – в будущем в Москву будет приезжать все больше представителей различных культур. Москва будет увеличиваться, конфликты – только усиливаться. Покончить с этим можно только совместным покаянием за собственные накопившиеся в обществе грехи, а также совместными планами на будущее: пониманием, что мы строим общий дом, общую цивилизацию. Иначе мы уничтожим друг друга. Сначала «съедим» кавказцев, а потом будем друг друга есть.

— Почему мы продолжаем копаться в нашем историческом прошлом и так люто ненавидим его? Причина опять-таки в недовольстве настоящим?
— Да, это тоже способ спрятаться от насущных проблем, попытка куда-то их «засунуть», «разрешить». Даже если «разрешить» — в этом случае значит забыться. Рушится какой-то важный, очень глубокий пласт нашего сознания – мы теряем общую культуру. Раньше у нас была большая общая страна, и в ней все жили может быть великолепно, но органично, все были уверены в завтрашнем дне. А сейчас люди копаются в прошлом, потому что будущего не видят. Нет проекта будущего, который бы всех завораживал и объединял. Олимпиада 2014 – это ли большой проект для русского народа? Смешно. Необходимо что-то глобальное. И Евразийская Федерация могла бы стать таким проектом. Настоящее разъединяет, прошлое разъединяет. Только будущее сможет нас объединить.

— Как русскому человеку можно привить вкус ко всеобщему единению, о которой вы так часто говорите?
— Я считаю, что идея единства и братства на самом деле глубоко родственна любому русскому человеку. Она же есть в каждом. Главные принципы евразийства — братство и любовь. И русская национальная оригинальная философия – софиология — базируется на этих же составляющих. Она построена на принципах единства и братства, всеобщей культуры всеобщей любви, которая преобразует.

— Какие конкретные проекты, могут помочь познакомить людей с евразийством?
— С одной стороны – просветительская деятельность. Например, создание Центра Гумилева. Это культурный центр народов России в нашей столице. Хочу подчеркнуть, что не только других народов, но и представителей российских регионов. Постепенно нами открываются Евразийские клубы в московских университетах. Эта идея очень перспективна. В дружеской атмосфере, за круглым столом, людям гораздо легче принять и понять что-то новое. И я рад, что и в МГИМО теперь функционирует такой клуб. Прочные международные связи, объединение народов – цель нашего движения и МГИМО тоже. В этом плане с МГИМО может конкурировать только РУДН. Но мы будем способствовать созданию и там Евразийского Клуба.

— Идею всеобщего единения, которая так родна русским, понимают все те евразийские народы, которые потенциально могут жить с нами вместе?
— Абсолютно точно. Например, Кавказ – мужское начало, которого так не хватает России. Яркий тому пример – наша полуразвалившаяся армия. И только любовью Россия может с Кавказом ужиться. А «женское» начало – в основе России. Всех усадит за стол, накормит, организует, погладит по голове. Вот такой любовью и можно всех объединить.

— Если все время гладить по голове – не сядут ли тебе на шею?
— (смеется) Русской женщине на шею сесть невозможно!

— Что такое русско-евразийская революция? И как ее можно осуществить?
— Эта революция в первую очередь интеллектуальная. Это обновление, новый цикл существования нашего большего пространства. Конечно, мы не призываем все громить и жечь. Это интеллектуальная борьба. Главная ее задача – создание критической массы активных думающих людей во всех странах постсоветского пространства, реально заинтересованных в объединении. А пока эти силы маргинальны. Есть какие-то организации в странах бывшего Советского Союза, но они не способны вести за собой, ни молодежь, ни бизнес. А надо создать в каждой стране движение, которое будет подталкивать местные власти к идее союза.

Беседовала Дарья ТИТОВА, I МЖ

 .

Tags: , , , , , , , , , , , ,

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62