|

Павел Зарифуллин: Люкримакс Американский (часть I)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Коппола, Кэмерон, Гибсон и Шрэк, как буревестники евразийской революции

Духи сожрали мышей

Изменение поведения персонажей американской мультипликации… Это крайне животрепещущая тема. Интересная каждой русской семье, в которой растут маленькие дети.

Итак, кто классические герои американских мультфильмов? Это – мыши, свои, родные, народные, понятные американские мыши. Олицетворяющие своё доморощенное подсознательное янки. Под-сознательное, потому что мыши живут всё же в под-вале, то бишь в андеграунде.

На начало XXI века персонажи американских мультов мутировали, в «актёров» «случилось» духовселение. Экзотические сюжеты мультфильмов последнего десятилетия написаны по классическим антропологическим учебникам Бронислава Малиновского, Фрэзера, Леви-Брюлля, по аспектам африканских и американских индейских мифов.

Это отнюдь не посконные мыши, освоившие Америку вместе с янки в недрах пионерских фургонов. Духи исчезнувших индейских народов заговорили: например, в мультфильме «Балто ищет волка». Саймон Уэллс и Стивен Спилберг устали творить блокбастеры про динозавров. И нашли самовыражение в ретроспекции индейских тотемных идолов-столбов. А также в не новой романтической идее возвращения домашних собак к корням. То есть к волкам. Приглашение в силе видимо и для зрителей с человеческой внешностью.

Повылазили не только индейские духи. Но и иные не англосаксонские духи. Отныне основной персонаж американских мульфильмов – это трикстер, посредник между уходящим западным миром и лезущими изо всех щелей в западное подсознание нечистью архаических этносов и культур, когда-то отринутых или покорённых Западом. Трикстеры постепенно разрушают западную цивилизацию или меняют её лицо до неузнаваемости, как Шрэк. Напомню, что «ограми» в средние века называли венгров-мадьяр и гуннов. Гунн-Шрэк – как лицо американской мультипликации – «гунны в Америке», «Аттила – любимец американской детворы» — тема ещё та для сценаристов и этнопсихологов. Это будет почище «Песни о нибелунгах».

Есть мультфильм «Спирит» Келли Эсбёри про коня, как воплощение свободы. Коник путешествует по прериям и ломает продукты американской техносферы – загоны и железные дороги. Конь показан позитивно и симпатично, его воля к свободе вызывает сочувствие и желание подражать. Друзья этого коня – укокошенные американской цивилизацией индейцы. Враги – оккупанты-янки. А всё что Спирит (Дух) делает можно смело назвать нео-луддизмом. В мульте озвучены лозунги этого маргинального американского движения анархистов-экологов, ставящего своей задачей — разрушение всей техносферы. В пределе с Человечеством в придачу. Не совсем, но с «золотым миллиардом», потому, что мифические индейцы живут с Природой и Спиритом в ладу.

Посмертный триумф

Конь Спирит характерный персонаж не американского синема, а конкурирующего социалистического – гэдеэровской студии «ДЕФА» (Deutsche Film-Aktiengesellschaft). Вроде тотемного медвежонка из знаменитых «Сыновей Большой Медведицы» с легендарным Гойкой Митичем. Это в синема ГДР придумали образ «хороший индеец – плохой бледнолицый». Сейчас очень странное есть ощущение, что студия «ДЕФА» переехала в Голливуд и там развернула свою «просветительскую деятельность».

Это по аналогии с заявлением Алана Гринспена о том, что дух социализма (он же «призрак коммунизма») перенёсся через океан и осуществил духовселение в Барака Обаму. Попробуйте представить ещё несколько лет назад эту картину: негр-социалист осуществляет социалистические реформы прямо из Белого Дома. Ни десять лет назад, ни сто лет назад, ни триста никто бы не поверил, что это произойдёт.

Ну а компания DreamWorks Animation занялась защитой прав униженных и оскорблённых народов в мультипликации. А классический Уолт Дисней кормит нас невероятными сказками о приключениях дочери индейского вождя Покахонтас, мечтающей примирить западную и индейскую цивилизацию, а также научить бледнолицых жить в гармонии с Природой. Знание злобной колонизаторской истории англосаксов подсказывает нам, что эта идея по меньшей мере оригинальна. Но крайне востребована именно сейчас.
На наших глазах происходит мировоззренческая революция в политике, синема и мультах. Но с точки зрения мифологии ничего в сей революции удивительного нет. Можно вспомнить рассказ Марка Твена про янки, который попал в рай — многомиллионно увеличенный земной глобус. Там янкелю «товарищи» объяснили, что все белые американцы – это глобальном духовном мире – маленькая фрик-группка, не более чем странный пигментарный окрас триллионов умерших на этой территории за миллион лет индейцев. И ничего более.

И видимо эти триллионы духов постепенно «начали подыматься вверьх» — в американский медиа-мир, и как в фильме «Твин Пикс» Линча и Фроста «стучаться снизу» в сознание «бледнолицых братьев». Они не только «постукивают», как фольклорные полтергейсты.
Индейские персонажи, трикстеры, боги и духи через мультипликацию, кино, музыку отныне «валом валят» в американскую культуру.

Двери открыты

Ворота для этих «Гогов и Магогов» гостеприимно открыты. Рок-идол и шаман из банды с говорящим названием «Doors» Джим Моррисон обозначил начало этого процесса примерно так:

«Я, мои мать и отец, вместе с бабушкой и дедушкой, ехали на закате через пустыню. Грузовик с индейцами или врезался в другую машину, или ещё что-то — но по всей дороге были разбросаны тела индейцев, окровавленных и умирающих. Мы остановились… Не помню точно, кажется, я видел их раньше в кино, но вот теперь все эти индейцы лежали на дороге, умирая от потери крови. Впервые я почувствовал страх… и я думаю, что тогда души тех мёртвых индейцев — одного или двух — обезумевши, бродили вокруг, и прыгнули в мою душу. Я был словно губка, готовый принять это… это не история о призраках, это что-то по-настоящему имеющее смысл».

Кровь, дорога, индейские обезумевшие души…

Killer On The Road …
Killer On The Road …
Killer on the road, yeah

Это рефрен из суперхита Моррисона «Riders on the storm». Композиция «Мчащиеся в грозу» всадники Апокалипсиса стала рефреном фильма Копполы «Апокалипсис Нау», синема, пронизанного намёками и аллюзиями на архаизм, эсхатологию и возвращение белой цивилизации к своим далёким и страшным временам.
Killer on the road, yeah

Киллер сей, надо думать, имел хитрую личину Зайца Манабозо, священного деда индейцев оджибвеев. А всадники копполовско-дорзовского кино-апокалипсиса обозначили старт очень важного интеллектуального явления – торжества древних мифов в западной масс-культуре.

Фризские смыслы «Аватара»

Из «Апокалипсиса» Копполы вырос «Аватар» Кэмерона. Сюжеты фильмов очень похожи:

Янки с помощью супертехники мутозят архаические племена. В обоих сценариях главное напряжение синема несут на себе «перевёртыши», перешедшие на сторону архаики белые солдаты, воцарившиеся в архаике той. В «Апокалипсисе сегодня» полковник Курц с пулемётом и «Библией антропологов» — «Золтой ветвью» Фрэзера под мышкой создаёт в джунглях Индокитая мифическую империю. Его находят «бледнолицые братья» и уничтожают, как военного преступника. В «Аватаре» у прототипа полковника Курца замечательный «хэппи энд». Он с помощью своих новых друзей сам крошит и «опускает» «бледнолицых братьев».

Фильм «Аватар» построен вокруг мифа о «расовом предательстве». Это сюжет из «Хроники Ура-Линды» — древнефризского исторического и религиозного текста, обнаруженного в XIX веке. Современный лингвистический анализ утверждает, что эта книга была мистификацией, но по большому счёту это неважно, потому что в «Ура-Линде» зафиксировано несколько важнейших глубинных архетипов западной цивилизации. Ведь как писал структуралист Александр Эткинд о Распутине: «В мире Распутина история «дискурса» открывает более глубокую правду, чем история фактов». Мол, неважно чёртом он был или святым, был он вообще, или его не было — главное, что про него написано огромное количество текстов.

С этой точки зрения интересны архетипы, заложенные в «Хронике Ура-Линды»: расизм, европоцентризм, подсознательный европейский матриархат.

Хроника описывает три типа цивилизации: «детей Фрейи» — белокурых бестий, предков европейцев, детей Финды, «финнов», живущих к Востоку от Балтики – это уже, видимо, наши предки, «нигилисты с фантазией», «с волосами, как лошадиная грива», завидущие к внутренней красоте и упорядоченности детей Фрейи. В Хронике есть ещё дети «Линды» — танцующие негры-хаосисты. Эти вообще организоваться не могут, способны только танцевать и предаваться страстям. «Хроника» образец расистского западного мышления, матрица романно-германского европоцентричного мира.

Самые страшные враги рациональных и светлых детей Фрейи – это дети Фрейи, переходящие на строну народа Финды и мобилизующие азиатские орды против своего народа. В Азии они становятся господами, священными царями, жрецами. С точки зрения Хроники – они злейшие преступники и предатели. «Каково это сынок предавать свою родину???», — спрашивают бледнолицые дети Фрейи таких ребят.
Потому что их предательство самое чудовищное – это нарушение верности своей «фризской расе».

Это главный вопрос полковника Майлза Куоритча из «Аватара» десантнику Джейку Салли, перешедшему на сторону расы На’ви и мобилизовавшему кланы инородцев на священный джихад против белых землян. Сами по себе На’ви оматикайя, подобно детям Финды сделать ничего против «божественной мощи» современных детей Фрейи не могли. Им для успешной войны с «фризами» нужен был «расовый предатель».

Лирическое отступление: «Аватар», Россия и НАТО

Если развернуть этот миф к России, то мы получим «номанскую теорию» и «призвание Рюрика». Миф-оправдание своего появления на Руси варяжского рода Рюриковичей, а впоследствии германской династии Романовых-Голштейн-Готторпов. Рюрик и его братья – это в принципе такие «морпехи из Аватара», перешедшие на сторону «диких племён» и ставшие для них царями. Неважно, как было на самом деле, а важно то, что русская вестернизированная элита всегда так про себя думала.
«Земля наша богата и обильна, но порядка в ней нет», приезжает «десантник» из «народа Фрейи», возглавляет местных «финнов», а его потомки уже мочат своих дальних родственников «белокурых бестий» на Чудском озере и в других местах. Есть другие русские мифы, противоположные «Хронике Ура-Линды» — вроде знаменитой «Велесовой книги» — скифский миф о солнечной и самодостаточной Руси. Но мы его сейчас рассматривать не будем, потому что к нашей теме победы архаических мифов над западным рационализмом и позитивизмом «скифы» не имеют никакого отношения.
Вернёмся к архетипу «Ура-Линды» и «Аватара». Героем этого мифа, очередным «десантником» для оматикайя Русской Равнины после Рюрика и Готторпов был Владимир Ильич Ленин, прибывший из Стокгольма в революционный хаос и буквально «вобравший архетип» «западного царевича» в себя. Была даже такая весёлая статья «Ленин – Красный Аватара Гнева». Законный вопрос, что нам даёт знание этих мифов и архетипов?

Россия в том состоянии, какая есть, никогда не сможет реально противостоять НАТО. Можно купить «Мистрали», можно запустить ГЛОНАСС, но с НАТО мы покончить не можем. При той элите, что у нас есть, при тех президенте, премьере, министре обороны, генералах и адмиралах мы с НАТО «реально разобраться» не можем.
А русскому народу НАТО не нравится. Это агрессивная, активная организация, ставящая себе в качестве предельной цели уничтожение и порабощение России. Поэтому нам нужна прививка от НАТО. Поэтому НАТО нам нужно, но не целым блоком, а в количестве одного человека, одного десантника. Он может без ног приехать к нашим оматикайя, но тогда немедленно заработает миф и вокруг «десантника» начнёт формироваться военная и геополитическая конструкция, которая рано или поздно НАТО угробит, как в «Аватаре». Русская цивилизация женская, как это мудро заметили Бердяев, Блок, Соловьёв и Розанов. Единственный мужчина на Руси – это царь. Все остальные – его женщины и дети. Архетипических мужчин Русь со времён основания берёт извне – это сараматы, варяги, татары, литвины, немцы и т.д.

Поэтому Руси надо выписать одного американского десантника (подчёркиваю – одного, а не батальон или армию). Одного безногого. И тогда НАТО – кердык. Это законы русского мифа. И законный финал «Хроники Ура-Линды» и «Аватара».

Внедрение и Наркотики

Мои знакомые наркоманы (сам я категорический враг наркотиков) рассказывали, что под дурью, они видели те же цвета, которые впоследствии нам презентовали в «Аватаре». Думаю, что их впечатление-афоризм «Ломки после Аватара тяжёлые» может разойтись на цитаты. А люди, подростки 16-17 лет ходили по 6-7 раз именно на 3D, потому что ощущения от этого «цифрового наркотика» были на физиологическом уровне.

Авторы и инженеры технологий, используемых в «Аватаре», пытались воспроизвести целостное сознание первобытного общества. Презентовать идею непрерывной жизни, идею родства между видимым и невидимым, между живым и мёртвым, между осколком предмета и целостным предметом.

Данный принцип мышления согласно французскому антропологу Люсьену Леви-Брюлю основан на законе партиципации (сопричастности), этот закон обнаруживает полное безразличие к противоречиям, коих не терпит разум современного человека. Согласно этому про-логическому мировоззрению одно и то же существо может прибывать в двух или нескольких местах одновременно. Принцип «сопричастности» по сию пору характерен для так называемых «примитивных народов» Центральной Африки, Южной Америки, Австралии, нашей Сибири. Для современного человека возвращение к закону партиципации мышления зачастую возможно только с помощью сильных наркотических средств. Их и использовали техники-создатели «Аватара».

Тема наркотиков и психоанализа снов широкомасштабно раскрыта в фантастическом суперпопулярном синема «Начало» («Inception») Кристофера Нолана. Основной идеей фильма является сюжет, списанный как будто бы с шаманских практик Африки и Сибири – сюжет о похитителях снов. Фильм наглядно рисует – в какую сторону движется западная (прежде всего юнгианская психоаналитика). В этом кино с виду стильные и уважаемые господа из мира отелей, кампусов и светских раутов ведут себя и действуют, как заправские тунгусские и индонезийские шаманы. Вооружённые только тотемами-волчками они меняют свой облик, умирают и воскрешают, когда им вздумается, проводят «душу» своего клиента через смерть, лимб, эмоциональный катарсис. Словом ведут себя так, как ни один представитель Запада себя никогда не вёл. Что ещё раз говорит о «духовселении» в «западное «коллективное бессознательное» сюжетов, архетипов и мифов «архаических народов». Гогов и Магогов.

Наиболее архетипические персонажи «Inception» — это господин Имс, меняющий свой облик во снах, словно оборотень из книжки Элиаде от «Залмоксиса до Чингисхана». А также некий фармацевт (!) и алхимик Юсуф, приготавливающий снотворное для команды, внедряющейся во сны. Типаж из романов про гашиш Теофиля Готье и опиум Шарля Бодлера (с улыбкой вспоминаю и нашего посконного Баяна Ширянова). Критики ругались на Нолана, что в фильме нет сюрреализма, того что обыватель ежедневно во снах созерцает. Но наш современник не живёт в мире патриципации, поэтому, ни черта не разбирается в своих сновидениях – они для него сумбур, каша. «Снотворное» мистера Юсуфа (самое главное средство для достижения особых целей героев фильма) немедленно ставит всё на свои места. Герои «в трезвом уме и твёрдой памяти» делают во снах всё, что им вздумается. Без сюрреализма.

Принципиальная идея фильма будто бы списана с антропологического бестселлера Рене Жирара «Насилие и Священное». Французский этнопсихолог Жирар утверждает, что унификация и глобализация происходит в своих корнях от волевого стремления античных героев навязывать всем свой стереотип поведения, в том числе и детям. Сыновья должны быть похожи на своих отцов во всём, в том числе владеть их имуществом, продолжать их подвиги, наследовать их жён. А миф и традиция у всех народов борются с этой унификацией, навязывая табу на кровосмешения, формируют язык и общество на принципах Различия. Отцовский Запад навязал самому себе и всем народам земли идею тотальной унификации, где «все похожи на всех» и спровоцировал всепланетный «жертвенный кризис». Чтобы вернуться к «золотому веку» нужно реставрировать философию Различия, где «сын не должен походить на своего отца».

Различие превыше всего

Эту идею технологи-шаманы-похитители снов пытаются «внедрить» в подсознание Роберта Фишера — сына умирающего мультимиллиардера Мориса Фишера. Их компания становится абсолютным всепланетным монополистом. Эту кампанию надо разделить фактически «ради жизни на Земле», потому что унификация – это враг всего живого. Роберт должен покончить с глобализацией, дать «миру дышать» и поэтому – он не должен походить на своего отца, он должен разрушить свою кампанию. Таких идей у современных молодых людей (не только у нас, но и на Западе) не бывает. И откуда этим идеям взяться? Идею должны внедрить шаманы-специалисты с помощью наркотиков и новейших военных разработок (аппарат попадания в сон). Внедрить идею можно только погрузившись на самое дно человеческой психики.
Создателям «Автара» и «Inception» для правильного погружения в про-логистическое целостное сознание «здорового человечества» понадобились те же банальные наркотические средства (на этот раз в форме концептуальных идей и обращения к архетипам бессознательного, а также в виде цифровых технологий). В фильме «Начало» использовались звуки особой длительности. Чтобы «внедрилось – так внедрилось». Со времён братьев Люмьеров в ходу поговорка, что в кинозале происходит коллективное сновидение. Герои фильма Нолана внедрили не только Фишеру, но и американским тинейджерам «идею ценности различия».

Круг замкнулся. Западная цивилизация укусила себя за хвост. Они вернулись к тому – от чего бежали. С помощью новейших технологий.

Люкримакс

Термин сей ввёл в употребление гениальный славист Александр Эткинд. Он обозначает: «неутолимую тягу человека элитарной культуры ко всему настоящему, подлинному и первоначальному, а также отрицание им собственной культуры как неподлинной и ненастоящей.

Люкримакс есть утверждение подлинности другого и отрицание подлинности самого себя. Люкримакс порождается ситуациями двоемыслия и двухкультурности».

Не народ формирует культуру, а элита. Она идёт, «спускается» вниз в народ и мы, как «народовольцы» следы предыдущей культуры в народе вылавливаем.

Но в условиях «культурного раскола» и люкримакса часть европейско-американской интеллектуальной элиты видит в западной мировоззренческой парадигме (которую она должна бы всем навязывать, как это происходит уже тысячелетие) самое страшное зло. А «добро» ищет в этническом и архаическом, в остатках предыдущих культур этносов, некогда истреблённых или порабощённых людьми Запада.

Очень похожее состояние элиты было в России начала XX века, нам есть от чего плясать!

Павел Зарифуллин: Люкримакс Американский (часть II)

Павел Зарифуллин
Директор Центра Льва Гумилёва
.

Tags: , , , , , , , , , , , ,

1 Response for “Павел Зарифуллин: Люкримакс Американский (часть I)”

  1. […] Павел Зарифуллин Директор Центра Льва Гумилёва […]

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62