|

От гуннов до кипчаков

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

РЕЦЕНЗИЯ :О монографии Р.А.Гусейн-заде «Тюрки Дешт-и-Кипчака и окружающий мир: симбиоз Кочевой степи и Оседлого оазиса»

По этой тематике написано немало книг, диссертаций как в бывшем СССР, так и за рубежом. Но в большинстве из них имеются как противоречия, так и, чего греха таить, противопоставления. Причина обычна и проста: приуменьшить роль тюркоязычных этносов в становлении и развитии народов и стран Евразийского ареала.

Автор указанной выше книги более 60 лет занимается исследованием данной тематики и пропустил через свою познавательную систему, если так можно выразиться, огромную информацию, придя к убеждению, что все это должно лечь в основу фундаментальной публикации…

Настоящая тема является неотъемлемой составной частью общетюркской проблемы. Она объемлет прошлое как этносов, принадлежащих к тюркоязычной семье, так и связанных с ними народов и стран Евразии.

Автор рассматривает взаимоотношения тюрков Дешт-и-Кипчака с окружающим миром на протяжении 1000 лет — от гуннской эпохи (IV в.) до кипчакской (XIII в.). Потомки гуннов и кипчаков до сих пор живут в Центральной, Передней и Малой Азии, в Восточной Европе и на Кавказе, в том числе в Азербайджане.

Что касается непосредственно Дешт-и-Кипчака, как именуют в источниках XI-XV вв. исторический мегарегион Центральной Евразии, это территория от Алтая на востоке до Дуная на западе и от Великой Булгарии на севере до Крыма и Кавказа на юге. Ее протяженность — 4000 км с востока на запад, ширина — до 1000 км с севера на юг.

Освещая закономерности взаимоотношений Кочевой степи и Оседлого оазиса в ареале Дешт-и-Кипчака в территориально-историческом диапазоне от гуннов до кипчаков, автор раскрывает как военно-политические сюжеты, так и проблемы этногенеза и глоттогенеза стран, племен и народов, связанных с исследуемым периодом. Он, объективно опираясь на исторические факты, которые сохранены древними историками как на Западе, так и на Востоке, также акцентирует внимание на том, что тюрки существуют с глубокой древности, и как субъекты истории они стали известны с IV в. Это были, в частности, гунны и сабиры, авары и булгары, печенеги и хазары, кипчаки и татары. Первоначальными их этнонимами являются хунну, гаогюй, теле. Однако, эти этнодефиниции не охватывают всех говорящих на языках тюркской семьи.

Как Гуннская империя Аттилы, так и ее первый наследник — Великий Тюркский каганат (552-745 гг.), созданный алтайским племенем ту-кю (кит.) в период Великого переселения народов с Востока на Запад в IV-VII вв., территориально охватили почти всю Евразию. Именно тогда зародился симбиоз Кочевой Степи и Оседлого оазиса, а вместе с ним «Вечный Тюркский Эль (государственность) от моря до моря» (имеется в виду территория Евразии от Желтого моря на востоке до Средиземного на западе). Автор доказывает, что впоследствии здесь функционировали различные тюркские государства, оставившие след в истории многих народов и стран. Это были Западно-Тюркский и Восточно-Тюркский, Тюргешский и Третий Уйгурский, Караханидский и Кыргызский, Аварский и Хазарский, Кимакский и Сирский-Кипчакский каганаты, а также Волжская Булгария, Сельджукская империя и Азербайджанский Ильденизидский султанат.

В монографии также рассмотрены не менее важные аспекты общетюркской проблемы. Это — дефиниции «тюрк» и «Вечный тюркский эль от моря до моря», кипчаки и Великая степь, получившая с

XI столетия известность как Дешт-и-Кипчак, которая представляет собой не только природный ландшафт, но также торную дорогу ислама и цивилизаций, в том числе мусульманской.

На Кавказе, в том числе в Азербайджане, были прекрасно осведомлены о Дешт-и-Кипчаке и его «хозяевах» — кипчаках, об их роли в происходивших событиях. Вместе с тем, как и в любом уголке цивилизованного мира, здесь также знали о великом завоевателе периода Античности — Александре Македонском (336-323 гг. до н.э.). Поэтому не случайно, что великий Низами в поэме «Искендернамэ», входящей в состав его знаменитой «Хамсэ» («Пятерица»), отвел Александру и кипчакам специальный раздел «Искендер прибывает в Великую степь». Тем самым он подчеркнул, что кипчаки представляли собой великое явление в мировой истории, и одновременно перекинул «мостик» между античностью и средневековьем, связав Александра, то есть западный мир, с Дешт-и-Кипчаком — с загадочным и необъятным Востоком, куда устремился этот завоеватель.

Автор уверен, что именно в этом заключен необходимый нашей истории и науке глубокий историко-философский смысл. Во-первых, тем самым поэт связал события мировой истории с не менее важной эпохой тюрко-кипчакского распространения в обширной Евразии. Во-вторых, Низами подтвердил идею всемирной истории. В-третьих, он подчеркнул, что как Запад был ведом Востоку, так и Восток — Западу, и констатировал их взаимосвязи и взаимовлияние. В-четвертых, на такой основе наш великий поэт и мыслитель дал понять, что эволюция Евразии неотделима от эпохи эллинизма, который, в свою очередь, немалое почерпнул из культурной сокровищницы Востока, куда совершил свой главный поход Александр Македонский, мечтавший создать Мировую империю, объединив под своей эгидой Запад и Восток. Вот путь от поэзии до истории…

Глубоко вникая в суть истории по поэтической жизни того времени, Р.Гусейн-заде утверждает, что современник Низами — яковитский патриарх Востока Михаил Сириец (1126-1199 гг.) посвятил в своей «Хронике» специальную книгу тюркам, обратив внимание на их связи с Южным Кавказом. Он также сохранил сведения о тюрках Дешт-и-Кипчака, излагая события, связанные с огузами, которые дважды громко заявили о себе в мировой истории. Сперва в раннем средневековье, когда они в VII в. впервые были упомянуты в тюркских рунических памятниках — Орхоно-Енисейских надписях. Второй раз — когда приняли участие в создании и возвышении обширной и могущественной Сельджукской империи (1038-1157 гг.), которая занимает видное место в история XI-XII вв. Одновременно автор подчеркивает, что именно тогда произошла очередная массовая миграция тюрков с Востока на Запад.

В определенной степени все эти сюжеты связаны как с гуннами, так и с кипчаками, о чем можно судить как по многочисленным публикациям о гуннской эпохе, так и по истории Азербайджанского Ильденизидского султаната, которому посвящена великолепная монография академика Зии Буниятова.

Из книги мы узнаем, что среди евразийских государств средневековья дольше других была связана с тюрками Византия. Поэтому взаимоотношения между ними принадлежат к числу ангажированных проблем средневековья, ибо затрагивают судьбу современных стран и народов Восточной Европы. Еще в VI в. в Константинополе впервые появилось уйгурское посольство. Появление авар в византийской столице вызвало большой интерес, жители сбегались взглянуть на «варваров», в волосы мужчин которых были вплетены цветные ленты — характерный убор кочевников.

По мнению Р.Гусейн-заде, наиболее разительный пример связан с хазарами. Так, для укрепления союза с ними византийский император Лев III Исавр (717-741 гг.) женил своего сына Константина на родственнице хазарского кагана по имени Чичек (цветок), которая после крещения получила имя Ирина (мир). По ее хазарскому имени была названа парадная одежда чичакион, введенная этой царевной в обиход византийского двора. А ее сын Лев IV, правивший в империи в 775-780 гг. из-за своего происхождения по материнской линии получил прозвище Хазарин. Его сын Константин VI также был императором (780-797 гг.). «Хазаром» именовалось предместье Константинополя, где останавливались хазарские послы и купцы, здесь же постоянно находилось некоторое число хазар. Они же служили в византийском войске, где входили в состав третьей этерии (личная императорская гвардия).

Перебирая огромное количество исторических письменных источников, автор делает вывод, что тюркская иммиграция в византийские пределы началась со второй половины XI в. и стала заметной в следующем столетии, то есть «в разгар» кипчакской активности.

В постсельджукскую эпоху тюрки стали широко известны на Южном Кавказе, где появился Азербайджанский Ильденизидский султанат (1136-1225 гг.), созданный кипчаком Шамс ад-Дином Ильденизом (1136-1176 гг.). На военную силу кипчаков опирались не только Ильденизиды, но и грузинские цари. Так, в 1118 году Давид IV Строитель (1089-1125 гг.) пригласил на военную службу 40 тысяч воинов-кипчаков вместе с семьями. Другой грузинский царь Георгий III (1156-1184 гг.) также пригласил в свое войско еще несколько десятков тысяч кипчаков. В итоге, в Восточной Грузии кипчаки расселились в заметном количестве. Среди их потомков — и ныне живущие там азербайджанцы.

Во время завоевательных походов с IX в. до начала ХХ в. происходили войны, которые часто завершались тем, что победители начинали оседлую жизнь, создавали государства, участвовали в местных и международных процессах. А с XI в. тюркский миграционный поток из Центральной Азии в Переднюю Азию значительно усилился, приобрел массовый характер. А это было тесно связано с активностью Сельджукской империи, а с XIII столетия — с татаро-монгольскими завоеваниями.

Начиная с гуннов, в IV-XII вв. тюркские племена, в том числе авары и сабиры, хазары и булгары, печенеги и огузы, кипчаки и сельджуки, были хорошо известны в Евразии, где играли заметную роль в происходивших событиях. Гуннская и кипчакская волны оказались среди всеобщего тюркского массива наиболее значительными, знаковыми, этапными, мобильными и важными, как благодаря собственной деятельности, так и вследствие влияния, оказанного ими на другие племена, этносы, народы. В связи с этим можно резюмировать, что как гунны, так и кипчаки, представляют собой два огромных и мощных многослойных тюркских массива, два «суперэтноса». Они больше других тюркских пластов оказали влияние как на мировую историю, так и на судьбу многих племен, этносов и народов, и потому надолго запомнились современникам, которые старались выдавать себя за них.

В связи с этим автор приводит интересный факт, нашедший свое подтверждение у Махмуда ал-Кашгари, которому принадлежит изречение о тюрках: «Аллах Великий и Всемогущий сказал: У Меня есть войско, которое Я назвал ат-турк и расположил на Востоке. Если Я разгневаюсь на какой-либо народ, Я подчиню его им!» Конечно, это не слова Аллаха. Но могущество тюрков того времени было настолько высоко, что появлялись эпитеты, которые возвышали тюрков до небес и связывали их с самим Аллахом.

Оседлый оазис не любил воинственных кочевников, но использовал их в собственных интересах, для достижения своих целей. Так поступали Китай, Арабский халифат и Византия. Тем не менее историк XII в. Равенди сообщает: «Слава Аллаху, в землях арабов, персов, византийцев и русов слово принадлежит тюркам, страх перед мечами которых прочно живет в их сердцах».

Во времена Караханидов появились первые известные тюркские ученые и писатели. Это — Йусуф Баласагуни и Махмуд ал-Кашгари. Их творчество можно назвать началом «тюркского Ренессанса». Автор справедливо полагает, что тот Ренессанс невозможно представить без фундаментальных трудов великих тюркских теологов — от Имама ал-Бухари и Исы ал-Термези до Ахмада Йасави и Бахауддина Накшбанди. Классическое произведение Имама ал-Бухари (810-870 гг.) «Сахих ал-Бухари» считается вторым после Корана основным источником ислама. Выдающийся поэт и мыслитель Йусуф Баласагуни (1016-1084 гг.) — автор мусульманского литературного памятника «Благодатное знание» — создал свое стихотворное произведение в глубине Центральной Азии, в Кашгаре при просвещенной династии Караханидов. Почти одновременно с этим трудом, в 1074 году, в сельджукском Багдаде Махмудом ал-Кашгари был составлен энциклопедический труд «Словарь тюркских наречий». Также из Центральной Азии мы имеем сборник религиозно-философских произведений великого Ахмада Йасави (ум. 1167) — поэта и мистика.

Конечно, все происходящее не могло не оказать серьезного влияния на литературу Ближнего и Среднего Востока. В этой связи можно и нужно особо отметить выдающегося азербайджанского поэта и мыслителя Низами Гянджеви. Основное его сочинение, вошедшее в сокровищницу мировой литературы — «Пятерица», в которой есть специальный раздел о кипчаках. Великий Фирдоуси в «Шахнамэ» приводит слова легендарного царя тюрков Афрасийаба: «Тюрок подобен жемчужине в морской раковине, которая не имеет ценности, пока находится в своем жилище, но когда она выходит наружу из морской раковины, она приобретает ценность, служа украшением царских корон, шеи и ушей у невесты!» Махмуд ал-Кашгари нисколько не преувеличивал, когда с гордостью писал о тюрках: «Бог дал им имя «тюрки» и вручил им царскую власть. Он сделал их повелителями времен. Он вложил в их руки бразды правления народами земли». Поэтому не случайно, что в XI веке появилось сочинение арабского автора Ибн Хассуля под характерным названием «Книга о доблестях тюрков и их превосходстве по отношению к другим полчищам».

Резюмируя сказанное, отметим, что монография — научное исследование доктора исторических наук Рауфа Гусейн-заде имеет не только историческую ценность, но и помогает нынешнему поколению еще лучше ознакомиться с прошлыми успехами и ролью этносов, частью которого мы и являемся. Мы — часть великого прошлого, и обязаны это помнить, чтобы быть достойными своих предков.

Рафик АЛИЕВ,
профессор,
доктор философских наук

http://kaspiy.az/news.php?id=99813&fbclid=IwAR2BUGJYgSrvhdQy87EiyJxkQIErV6-lHvNROwgR3XeGmt3RByzUp0xWh-Y#.XIycmCIzbDf

Tags: , , ,

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62