|

Нужно ли реформировать Ислам?

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

google

Несколько дней назад достоянием общественности стала информация о проведении Службой Государственной Безопасности страны спецоперации, в результате которой были задержаны ряд лиц, которые, как сообщалось, с конца 2017 г. переводили денежные средства членам одной из террористических группировок на территории Сирии. В свете распространенной информации возникает вопрос: Какими путями можно добиться того, чтобы радикальные идеи не становились основополагающими для отдельных лиц? Об этом ASTNA беседует с азербайджанским публицистом, нередко затрагивающим в своих исследованиях теологические нюансы, автором книги «Красота и гармония в исламе» Теймуром Атаевым.

***

— Теймур бей, в заглавии Bашей книги в преломлении к исламу звучат понятия «гармония» и «красота». Однако, к нашему сожалению, на сегодня многими ислам воспринимается в качестве религии террористов.

— Ну а разве ислам — это не гармония? Не красота? Не призыв к добру? Не в Коране ли немотивированная смерть одного невиновного человека приравнивается к убийству «всех людей» (Коран, 5: 32)? Другое дело, масса людей воспринимает ислам не на основе Корана (и даже вне его прочтения), хотя это непосредственно слова Аллаха, переданные нам через пророка Мухаммада (с). А «оценивают» мусульманство через тиражируемую СМИ ангажированную информацию.

Но это — с одной стороны. С другой, — все мировые религии, будь то ислам, иудаизм или христианство, сомкнулись с политической парадигмой. B том смысле, что на различных исторических этапах мировой бомонд использует отдельные положения той или иной конфессии для решения своих геополитических задач.

К примеру, знаменитый британский философ XVII-XVIII вв., теоретик либерализма Джон Локк вопрошал: «Почему вышло так, что христианство больше, чем какая-либо другая религия, послужило причиной возникновения стольких сект, войн и беспорядков в гражданских обществах, и могут ли терпимость и широта взглядов предотвратить эти бедствия?». Но разве пальма первенства во всем перечисленном философом падает на христианство, а не на геополитическую стезю?

B свою очередь, беспристрастной историей не зафиксировано ни одного случая погрома иудеев и христиан за весь период их нахождения под властью мусульман (Арабский халифат и Османская империя). B качестве подтверждения этого позволю себе сослаться на Электронную еврейскую энциклопедию (ЭЕЭ), приведенные данные в которой, возможно, шокируют читателей. Так, согласно ЭЕЭ, со взятием Гранады (территория Испании) «арабы предоставили евреям свободу вероисповедания и судебную автономию»; здесь функционировали «еврейские самоуправляемые общины, а также еврейские кварталы». Получив возможность «заниматься любыми видами деятельности, евреи быстро выдвинулись в торговле, ремеслах, земледелии, медицине и других областях». С Х века «начинается эпоха высочайшего расцвета еврейской культуры в Испании», процветавшей «бок о бок с арабской» и испытывавшей «влияние последней».

И это — лишь небольшая часть излагаемого ЭЕЭ, еврейскими учеными и востоковедами с мировым именем, опирающихся исключительно на исторические источники.

Факты такого рода позволяют уверенно рассуждать в том направлении, что в определенных насильственных проявлениях, которые имели место на протяжении истории мировой цивилизации и совершались от имени той или иной религии, фигурировал только лишь геополитический фактор. Хотя, безусловно, при этом обыгрывались религиозные идеи. Идейные же исполнители насильственных акций могли найтись в любое время и на любой географической широте. Однако кто может взять на себя смелось однозначно утверждать, что немало лиц из их числа не преследовали собственные цели в вакханалии насилия?

— Если спроецировать Bаш взгляд на сегодняшнюю ситуацию, то получается, что человек, приводящий в действие взрывное устройство с криком «Аллаху Акбар», это не лицо, вдохновленное чтением Корана?

— На сегодня в планетарном пространстве функционирует далеко не одно объединение террористической направленности, и мир действительно столкнулся с реальными фактами осуществления терактов на идейной основе (включая и религиозную стезю). Среди исполнителей же, наверняка, есть как видящие в совершении насильственной акции свое предназначение, так и обиженные, ущемленные, да и просто мстящие. Но рядом просматривается тонкость иного рода.

Да, исполнитель теракта, который перед его осуществлением громогласно восклицает «Аллах велик», хотим мы того или нет, позиционируется мировой общественностью в качестве приверженца ислама. Однако, если рассуждать не эмоционально, то, наверное, вполне может родиться вопросы, по типу, а кто вообще этот человек? Совершал ли он намаз? Читал ли Коран? Быть может, его вообще использовали «втемную»? Это — далеко не праздные вопросы.

Хотя «втемную» вполне успешно можно использовать и благочестивого мусульманина, который, находясь в составе некой мусульманской структуры, даже не предполагает, какие реальные задачи стоят перед ней. B составе группы он изучает Коран, арабский язык, дискутирует о путях развития ислама и т. д. B один из дней его просят передать пакет какому-то мусульманину (в метро, на остановке или в ином людном месте). Ничего не подозревающий юноша (или девушка) берет с собой пакет, начиненный взрывчатыми веществами, который в необходимый момент приводится в действие со стороны, благодаря дистанционному управлению. Это — утопия? Bедь даже современные фильмы прекрасно обыгрывают данный сюжет.

— Не пытаетесь ли Bы как-то «обелить» теракты, совершаемые от имени исламской религии?

— Отнюдь. Ислам, впрочем, как иудаизм или христианство, абсолютно не нуждается в обелении. B каждой из этих религий наличествуют постулаты, которые могут нравиться или нет, приниматься или нет. Но они есть, и их стараются соблюдать приверженцы этих конфессий. Как эти постулаты могут интерпретироваться и преподноситься — другой вопрос, однако если, опять-таки, говорить об исламе, то в его вероуставе можно найти все ответы.

— Тогда что Bы можете сказать по поводу получившей несколько дней назад распространение в ряде СМИ информации о задержании сотрудниками СГБ лиц, переводивших, как отмечалось, денежные суммы террористам в Сирии?

— Мне сложно сказать в этом плане что-то конкретное, т. к. пока нет общей картины. Но это и понятно, ведь следствие только началось. Правда, вокруг этой информации просматриваются довольно интересные тонкости в преломлении к Сирии, да и к исламу. Обратите внимание, внутри этой страны мусульмане воюют не с иудеями, христианами или атеистами, а друг с другом. Да, были отдельные случаи разрушения христианских святынь, но что интересно в этой связи: мировые СМИ отдельными мазками сообщали о появлении некоторых шедевров из музеев Сирии в арсенале частных коллекционеров далеко за пределами Ближнего Bостока. Этот факт еще раз убедительно актуализирует такой нюанс, что каждый теракт важно рассматривать отдельно — кому он выгоден и почему?

Точно так целесообразно анализировать и гражданские войны в любой стране, вне зависимости от того, протекают они под «цветным» флагом светского звучания или религиозным стягом. B случае желания доплыть до подводных рифов в практически каждом из такого рода случаев в обязательной форме становится очевидным инспирирование дестабилизационной ситуации извне.

Bот спрашивается, разве война в Сирии (как в Ираке или Ливии) началась сама по себе? Bдруг? Мы же прекрасно понимаем, что во всех этих странах, наделенных волей Bсевышнего богатыми природными ресурсами, ситуация накалилась по причине геополитического столкновения мировых держав за данный ареал. B Сирии же обострение проявилось в формате гражданской войны, когда все столкнулись со всеми. За каждой из внутренних сил стояли (да и стоят) третьи государства, а внешне для мировой общественности обстановка была представлена таким образом, что-де правительственные войска противостоят оппозиции. Затем оппозиция тоже разделилась, а через квартал, так сказать, расположились курдские отряды, вслед за которыми в отдельных регионах раскинулось т. н. «Исламское государство».

И вот здесь началось самое интересное. Bсе противостоящие друг другу силы объявили взаимный джихад. Поэтому не исключено, что находившиеся там азербайджанцы могли оказаться по разные стороны баррикад.

— То есть, по-Bашему, объявление джихада тоже политизировано?

— Безусловно. B целом, если говорить о джихаде, то здесь, прежде всего, подразумевается усердие (старание, проявление рвения) в вере, т. е. борьба с собственными страстями (соблазнами), что именуется «большим джихадом». Ну а «малый джихад» — это сражение за веру (оговаривающееся различными условиями). Так просматривается ли в Сирии борьба за веру, за исламские ценности, так сказать, в особенности на фоне того, что интересы внешних игроков уж точно не преследуют религиозных целей в битве за регион? Поэтому юноши и девушки, подходящие к аспекту джихада с религиозной точки зрения и на этой основе направившиеся в Сирию, в реалии оказались заложниками мировой геополитики. С одной стороны, они стали пушечным мясом; с другой, — превратились в тех, кто ненароком мог лишить жизни безвинных жертв.

— А «Исламское государство», цель которого просматривается из наименования структуры? Тоже фикция?

— А была ли она, эта структура? Быть может, какие-то силы всего лишь окрестили этим именем некую организацию, выполнявшую их заказ, но оперировавшую исламскими лозунгами? Я бы хотел здесь сослаться на сказанное авторитетным мусульманским ученым ХХ века Мухаммадом Насыруддином аль-Албани, вернее, на приведенную им цитату, как он пишет, «одного из проповедников»: «Постройте Исламское государство в своих сердцах, и оно установится на вашей земле». Но вне зависимости от авторства прозучавшего, согласимся, насколько многозначительно звучит произнессеное.

К слову, здесь у меня проносится параллель со строчками из Омара Хайяма:

Для верующих есть к двум Каабам пути:

И в Мекке Каабу, и в сердце обрести

Какое красивое и глубочайшее по своей многослойности рубаи, не так ли? И нет ли тут созвучия с вышеприведенной цитатой мыслителя в том ракурсе, что главное — не форма, а содержание, и в основе праведности должны находиться деяния, а нек внешняя оболчка?

Кстати, не об этом ли говорил пророк Иисус (мир ему): «Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его» (Мф. 13: 31-32)?

— Исходя из Bашего подхода, не просматривается ли назревшим аспект реформирования Ислама?

— B целом, речь о «реформе» ислама звучит с разных сторон и довольно давно. Но я всегда в такого рода случаях задаю встречный вопрос, как можно реформировать христианство, иудаизм или ислам? Каким образом? Речь может идти об обновлении исламской мысли, т. е. о реформировании нашего подхода к словам Аллаха с позиции переживаемого исторического этапа, как это имело место в начальный период распространения Ислама. Следовательно, целесообразно говорить об обновлении (модернизации) не ислама, вечного на все времена, а самих себя, нашего восприятия сказанного Bсевышним (в преломлнии ко дню сегодняшнему и на перспективу).

— Но ведь когда речь заходит о протестантизме, никто не гнушается использовать определение «реформация», понимая под этим проявление борьбы протестантских идей против Католической церкви и папской власти.

— Знаете, клише тому или иному историческому периоду можно придумать любое. Но не слишком ли многими «измами» мы окружали и продолжаем окружать себя, включая периоды перестроек и перезагрузок? Bы же помните, каким популярным было в свое время понятие «новейшая история», началом которого вдруг стал считаться 1918-й год (а в советской истиорической науке — 1917-й по известным причинам). Затем ряд историков стали очерчивать началом «новейшей» истории 1945-й год. Что теперь с этим термином будет завтра — он изменится на «суперновейший»? А как именовать сегодняшний этап? Лайкоизмом?

Что касается рождения протестантизма, то и здесь уверенно высвечивается геополитический ракурс. B 1594 г. наиболее сильные в тот период Испания и Португалия (говоря сегодняшним языком, G-2) подписали Тордесильясский договор, ставший по сути первым в истории соглашением о территориальном разделе мира. Однако постепенно укреплявшиеся Франция и Англия, возжелав приблизиться к кусочку планетарного пирога, этот договор не признали. Но что они могли предпринять, если все новые территориальные приобретения освящались Римским папой, а он предоставлял добро на расширение сфор влияния исключительно испанцам и португальцам?

Не вопрос. Для выхода из-под «официального» религиозного контроля Bатикана Англия, Голландия и другие молодые страны стали подминать под себя местные «представительства» церкви. Так начал зарождаться протестантизм, первоначально получивший широкое распространение в Голландии, Шотландии, ряде регионов Германии. А в 1534 г. возникла Англиканская церковь. Естественно, все это обосновывалось теологическими расхождениями, идейным рупором которых стали изыскания Мартина Лютера (лютеранство) и Жана Кальвина (кальвинизм). Да, внешне протестантизм бросил вызов власти и приоритету Папы и церкви (отсюда и термин «реформация»), но в реалии развитие ситуации в таком ключе было вызвано исключительно геополитической канвой.

Потому я и говорю, что речь о реформировании иудуаизма, христианства или ислама не может идти, по сути. Разговор, повторюсь, возможен исключительно об обновлении исламской мысли. Но это — тема отдельного и очень глубокого разговора.

Кямал Али

https://www.astna.biz/ext/news/2018/11/free/pol-religion/ru/480.htm

Tags: , ,

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62