|

Насими -солнце, взошедшее над горизонтом

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
Год великого поэта-бунтаря, можно сказать, начался задолго до его официального объявления. В минувшем сентябре в нашей стране состоялся поэтический фестиваль Насими. Было проведено множество мероприятий: вечера поэзии, музыки, театральные постановки, выставки. А затем, выйдя за пределы Азербайджана, он продолжился в Москве. В МГИМО был установлен бюст великого поэта. В Институте стран Азии и Африки МГУ имени М.Ломоносова состоялся концерт в честь открытия фестиваля Насими.

Большая работа по популяризации творчества великого поэта проводится сегодня в Институте языкознания Национальной академии наук Азербайджана, носящем его имя. Директор института Мохсун Нагисойлу назвал объявление 2019-го Годом Насими весьма знаменательным событием и рассказал о работах, которые проводятся в институте в связи с юбилеем. «Мы готовим электронный словарь по творчеству Имадеддина Насими, — сообщил ученый, — а в дальнейшем и его печатную версию. Планируется также проведение международной конференции, посвященной творчеству поэта, предусмотрено создание специальной группы ученых по исследованию его наследия. В рамках Года Насими сотрудники Института языкознания совершат поездки в регионы, выступят с лекциями в образовательных учреждениях».

Особое значение его творчество имеет для тюркоязычных стран, заявил генеральный секретарь организации Тürksoy Дюсен Касеинов, отметив, что во многих из них будет широко отмечен юбилей поэта.

Произведения Насими — безусловно, часть мирового наследия. Свидетельство тому — внимание UNESCO к жизни и творчеству азербайджанского поэта, жившего в XIV веке, но сохранившего свою значимость через столетия.

На днях из Украины пришло сообщение о том, что в Киеве проводится подготовительная работа по возведению в одном из его центральных парков памятника великому поэту и мыслителю Имадеддину Насими, оставившему глубокий след в многовековой художественной и философской мысли азербайджанского народа. Его автор — народный художник Украины, известный скульптор, наш соотечественник Сейфаддин Гурбанов. Подготовленный в нескольких вариантах эскизный проект памятника будет вначале представлен посольству нашей страны в Украине, а затем установлен на выбранном месте, сообщил он. О возведении памятника Насими достигнуто соглашение с государственной администрацией Киева. И это только первые ласточки Года великого Насими.

Солнце, взошедшее над горизонтом

Активизировалась работа по изучению великого наследия и в академическом Институте рукописей. Так, замдиректора института доктор филологических наук Паша Керимов приобрел в Национальной библиотеке Анкары две копии рукописного сборника лирических стихов Имадеддина Насими. Эти образцы привлекают внимание тем, что большинство стихов здесь написаны под псевдонимом «Хусейни», хотя название первой рукописи, состоящей из 105 страниц — «Дивани-Хазрет Сейид-Насими». Второй сборник состоит из 124 страниц, здесь есть стихи как под псевдонимом «Насими», так и под псевдонимом «Хусейни». Копии дивана Насими представляют большой интерес для изучающих творчество поэта.

На сегодняшний день Насими также остается первым поэтом, который большим успехом писал и творил на трех языках Востока одновременно. И как показывают наблюдения литературного наследия, великого поэта имел одинаковый успех. Его перу принадлежат шедевры как азербайджанской классической поэзии, так и персидской и арабской.

Судьба Имадеддина Насими на Востоке является символом мужества и верности своим убеждениям. История народов Востока знает немало личностей с железной волей, которые шли на казнь за свои убеждения, не изменяя им до последнего дыхания. Однако ни одна из этих казней не была так трагична и мучительна, как казнь Насими. Египетский султан приказал содрать с него кожу и выставить тело на всеобщее обозрение. С живого поэта содрали кожу. Уже обессиленный и умирающий, он продолжал твердить слова своего учителя, основу учения хуруфитов: «Ən-əl-Həqq» («Аллах — это я!»)

Тогда у него спросили: «Если ты Аллах, так почему же бледнеет твое лицо?» Насими, как повествует народное предание, собрал последние силы и ответил палачам: «Я — солнце, взошедшее над горизонтом великой любви. Когда солнце совершает последний путь на запад, оно бледнеет». Так умер великий азербайджанский поэт. Тем не менее, казненный Насими не покинул этот мир — на протяжении столетий он живет в сердцах людей, в своих произведениях, воздвигнув себе памятник в мировой поэзии, литературной и философской мысли.

Легенды рассказывают о мужественном и стойком поведении Насими во время казни. Согласно преданию, один из богословов, присутствовавших на казни, заявил, что кровь Насими проклята, и все, на что она попадет, должно быть отрублено мечом и выжжено огнем. Сразу после его слов капля крови Насими попала на палец самого богослова. Толпа присутствовавших на казни людей потребовала отрубить палец, на что богослов, испугавшись за свой палец, стал отвечать, что он говорил иносказательно. Умирающий поэт успел сочинить по этому поводу ставшее затем пословицей двустишие: «Если отрубят палец благочестивого — отвернется от истины. А с несчастного влюбленного снимают кожу с ног до головы — не плачет».

О величии поэта, непреходящем значении его бессмертных произведений в интервью газете «Каспiй» рассказывает главный научный сотрудник Института языкознания НАНА доктор филологических наук Севиль Мехтиева, отдавшая изучению наследия великого Насими почти полвека своей жизни.

— Обозначьте, пожалуйста, роль поэта в истории и культуре азербайджанского народа.

— Насими — первый крупный представитель большой школы полиглотов, которая сыграла немаловажную роль в истории общей культуры как азербайджанского народа, так и тюркских народов в целом.

Отдавая дань человеку и его разуму, Насими сам оставался человеком почтительным. Своим ярким талантом, самоотверженной борьбой за права человека, Насими еще при жизни завоевал глубокую любовь и уважение своих современников.

Его поэзия полна музыки

Вот как красноречиво характеризует поэтическое творение нашего великого поэта американский ученый профессор Колумбийского университета Кетлин Барилл: «Сеид Имадеддин Насими глубоко почитался как личность и как поэт, и даже приобщался к лику святых. Поэзия Насими полна музыки, которая может быть сравнена с музыкой, предназначенной для исполнения сольными инструментами. В целом, сила и богатство ее тонов могут быть лучше всего выражены на виолончели. Хотя часто она обладает нежностью и мелодичностью любовной песни, написанной для флейты. Временами же ритм как размеренный барабанный бой, иногда она игрива, как пиццикато скрипки. Ноты строк иногда как бы торжествующе звонко звучат как труба. В любом случае, однако, мелодия звучит не приглушенно, а чисто и ясно, как исполняемая музыкантом-виртуозом на хорошо настроенном инструменте».

— Действительно, лучшего сравнения быть не может. Проанализировано превосходно!

— А в качестве веского доказательства приведу один пример из богатого наследия великого поэта:

Yanaram eşqindən, axar gözlərimdən yaşlar,
Firqətin dərdi çıxardı yürəgimdə başlar!
Müddəi tən edibən başıma qaxar eşqini.
Sınığa lazım degildir bunca atmaq daşlar!
Qəmdən incəldi vücudim oldu yengi ay kibi,
Gözlərimə tuş olalı şol hilali qaşlar!
Xəstə olalı könül eşqindən, ey can parəsi!
İçərəm qəm məxbəxindən dürlü-dürlü aşlar!
Zülfünə dolaşdı könlüm, bilmədi asüftə kim,
Zülfün ucundan nə çox yelə vardı başlar!
Söylə yanar cigərimdə, ey sənəm, eşqin odu,
Kim tütüşmüş şöləsindən həm quru, həm yaşlar!
Taqətim taq oldu, vallah, keçdi ömrüm ahilə,
Dərdimə dərman bulunmaz, neyləyim, yoldaşlar!
Olmuşam dərdi-fəraqindən zəif ol həddə kim,
Gətirəmməzlər xəyalə nəqşimi nəqqaşlar!
Öldü eşqindən Nəsimi, üştə dünyadan gedər
Sən muradilə cahanda sür, şahim, çox yaşlar!

Примерный перевод:

Сгораю от любви к тебе, текут слезы из моих очей,
От тоски на сердце образовались раны!
Осуждают меня за любовь к тебе —
Не следует забрасывать камнями обиженного богом!
От горя я исхудал, стал как новорожденный месяц,
С той минуты, как я увидел твои тонкие брови!
С той минуты как я заболел твоей любовью, о душа моя!
Я выпиваю чашу печали и любви!
Твои волосы приманили меня, но не знал я, что
Из-за твоих волос многие истинно любящие потеряли головы!
Огонь любви твоей так горит в душе моей,
От пламени этого огня сгорает все вокруг меня!
Мне тяжело, жизнь моя проходит беспокойно,
Лекарства от этого не найти, что делать, друзья мои!
От горькой разлуки до того ослаб я
Что никакой художник не сможет отразить меня!
От любви к тебе Насими умер, унесся в мир иной
Ты же живи со своей сбывшейся мечтой многие годы.

В основе — народный язык

— Какова роль Насими в становлении азербайджанского литературного языка?

— Являясь одним из корифеев художественной и философской мысли Азербайджана и всего древнего Востока, Насими сыграл выдающуюся роль в развитии и становлении как азербайджанского литературного языка на народной национальной основе XIV века, так и тюркско-огузского литературного языка в целом. С этой точки зрения величие Насими непревзойденно. Именно Насими впервые возвысил азербайджанский народный язык до уровня классического стиля литературного языка. Именно Насими широкомасштабно вводил слова и грамматические единицы-конструкции азербайджанского народного языка в литературный язык. Именно Насими возглавил существующую конкуренцию между турецким (древнеазербайджанским), персидским и арабским языками. История развития литературного языка XIV века и творчество Насими показали, что азербайджанский тюркский язык вышел победителем из этой борьбы.

Безусловно, развитие и становление азербайджанского литературного языка XIV века, а также вся история развития азербайджанского литературного языка тесно связаны с именем Насими. Своим ярким талантом и неповторимым творчеством он обогатил литературный язык элементами и языковыми единицами народного языка, выявил весь потенциал народного языка, его специфику и национальный колорит.

— То есть стержневую ткань и основу художественного творения поэта составляет азербайджанский народный язык со всей своей красотой и богатством?

— Да, и доказательством этому служат многочисленные исследования языкового материала творчества Насими. Все общеупотребительные слова в современном азербайджанском языке обладают той же интенсивностью и в поэзии Насими. Это свидетельствует о том, что несмотря на шесть с половиной столетий, отделяющих нас от Насими, он остается нашим современником, его можно назвать основоположником современного азербайджанского литературного языка, ибо он и есть основоположник.

Следует отметить, что в языке поэзии Насими очень мало абсолютных архаизмов. Огромную часть архаизмов составляют частичные архаизмы, которые можно охарактеризовать как просто устаревшие, т.е. пассивные для литературного языка. Подобные слова сегодня утратили свою актуальность и интенсивность использования в официально-канцелярском стиле литературного языка, но в художественном стиле, а также в живом народном языке, в диалектах и говорах азербайджанского языка их можно наблюдать. К примеру, слова, типа sayru (больной), ətmək (хлеб), aş (обед), duş (сон), eşik (двор), ün (голос), nəsnə (вещь), danla (завтра) и т.п. продолжают функционировать в различных диалектах и говорах азербайджанского языка.

Группу частичных архаизмов составляют так называемые фонетические архаизмы, типа uyxu-yuxu (сон), buncuq-muncuq (бусинка), yürək-ürək (сердце, душа), örük-hörük (коса), örümçək (hörümçək)- паук, gög-göy (небо) и др.

— А что касается лексики поэта…

— Основную часть лексического состава поэзии Насими занимают лексические единицы азербайджанского народного языка, бытующие в его повседневной жизни. Это слова, обозначающие части человеческого тела: ağız — рот, ayaq — нога, baş — голова, buxaq — подбородок, qaş — бровь, dil — язык, barmaq — палец, dodaq — губы, bəbək — зрачок, saç — волосы, diş — зубы; названия растений, цветов и зеленых насаждений: ağac — дерево, qamış — камыш, çiçək — цветок, çəmən — луг; названия диких и домашних животных, птиц и насекомых: at — лошадь, oğlaq — козленок, quş — птица, qarğa — ворона, laçın — ястреб, qurd — волк, donuz — свинья, названия астрономических понятий: ау — луна, gün — солнце, gün — день, günəş — солнце, уеr — земля, gög — небо, səhər — утро и др.

Определенная группа слов в поэзии Насими сегодня изменила семантическое значение, сохранив при этом форму – например, kəpənək в поэзии Насими употребляется в значении «теплая накидка», а сегодня – просто «бабочка». Слово baş в языке Насими имеет значение «рана», а в современном азербайджанском языке — голова, kişi сегодня — человек, — муж, мужчина и др.

В меня вместятся оба мира

— Пользовался ли поэт заимствованными словами?

— Конечно. Наряду с перечисленными выше исконно тюркскими словами, естественным образом в своих произведениях Насими использовал арабские и персидские заимствования. Нужно особенно отметить, что огромная часть арабских и персидских заимствований, употребленных в поэзии Насими, продолжают функционировать в современном азербайджанском языке и поныне. Qəlb (душа), eşq (любовь), məhəbbət (любовь) , sevda (любовь), kitab (книга) и др.

Поэзия Насими окрашена орнаментами — красочными фразеологическими единицами и идиомами азербайджанского живого народного языка, которые не только отражают определенное значение, но и «живописуют» (Шарл Бали) его, типа qədrini bilməmək -недооценивать, ağayın tozuna dəyməmək — не стоит пыли ног возлюбленной, aşını bişirmək — занимать голову любовью, nəfsini öldürmək — убивать в себе чувство алчности, çiçəyi çırttamaq (смеяться; нравиться; наслаждаться), heçə dəymək — ничего не стоит! nigaran olmaq — беспокоиться, misli yoxdur — нет подобного, nə əcəb!? — неужели?! Dad vermək//dada gətirmək — дать вкус слову, eşqdən yanmaq — сгорать от любви и т.п. по сей день продолжают функционировать в азербайджанском языке. А также слова-заимствования с любовно-сентиментальным оттенком типа eşq-любовь, sevda-любовь, məhəbbət-любовь, məşuq-возлюбленная, саnan-возлюбленная, həsrət-скука, разлука, cəfa-разлука, hicran-разлука, названия цветов gül-цветок, reyhan-базилика, süsən-ирис, şamama-маленькая ароматная дыня, bənövşə-фиалка, nərgis-нарцисс, lalə-мак, şükufə-роза, zəfəran-шафран; имена собственные-антропонимы типа Məhəmməd Əli, Leyli, Məcnun, Mənsur, İmran, Adəm, Həvva, Xosrov, Şirin, Nəsimi, Məryəm, İsa, Musa, названия восточных мугамов и музыкальные термины — rast, şur, segah, çargah, sim-струна, pərdə-аккорд, ney-флейта; названия дней недели — yekşənbə-понедельник, şənbə-суббота, çərşənbə-вторник, düşənbə-среда, cümə-пятница.

Слова со значением «розалий» (gülşən, gülzar, laləzar, gülüstan и многие др.) сегодня широко употребляются в азербайджанском языке и как собственные имена-антропонимы.

Определенную группу арабских и персидских заимствований составляют слова с сугубо терминологическим значением, не носящие общенародный характер. Последние, естественно, сегодня не употребляются в азербайджанском языке. Такие заимствования не входили в азербайджанский народный язык и в XIV веке.

— Поэзия Насими глубоко философична.

— В этом понимании особое место занимает имя числительное. У Насими имя числительное не просто морфологическая категория, оно является непосредственным выражением философских идей великого поэта.

Создавая высокопоэтические шедевры азербайджанской философической поэзии, Насими заложил основу философическому направлению азербайджанского литературного языка XIV века.

Надо отметить, что философическое осмысление числительных было характерным явлением для течения хуруфизма, ведущим представителем которого был Насими. Исходя из этого, его поэзия полна философической мысли. Как справедливо отмечала философ-насимивед профессор З.Кулизаде, каждое слово в творчестве Насими представлено в философической оболочке («Хуруфизм и его представители в Азербайджан»).

С точки зрения истории литературного языка, использование слов в философическом понимании, в том числе и числительных, способствовало развитию философического направления литературного языка. Исходя из этого, Насими также можно назвать основоположником научно-философического стиля азербайджанского литературного языка, ибо он впервые масштабно использовал лексический состав азербайджанского языка в своих философических целях.

— Философские взгляды Насими были прогрессивными для XIV века.

— А гимном его жизни был призыв к духовной свободе, общечеловеческим ценностям, любви к человеку, свободе, миру. Жизнь в понимании Насими — это эволюция, а мир создан в результате развития материи. Он наделял человека богоподобными качествами:

«В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь.
Я — суть, я не имею места, и в бытие я не вмещусь.
Всё то, что было, есть и будет — всё воплощается во мне.
Не спрашивай. Иди за мною. Я в объясненья не вмещусь».

Насими считал, что желающий постичь истину должен стремиться понять человека, его побуждения и стремления к красоте и добру. Ибо человек для Насими — центр мироздания, его венец:

«О ты, что сокровищ искал средь камней и металлов,
Ценней человека сокровищ ещё не бывало»!

Многие жаждут крупицы его

— Какую цель преследовали хуруфиты, в том числе Насими, погружая числительные таинственными значениями?

— И снова обратимся к признанному эксперту, профессору Кулизаде. Она пишет: «Учений, связанных с тайной букв и чисел, в истории древней и средневековой было множество. Много их было и в странах господства исламской идеологии. С мистическими манипуляциями числовых значений и букв Корана для обоснования тех или иных своих положений или предположений мы встречаемся у ряда мыслителей. Однако, хуруфизм, возникший как течение в XIV веке, безусловно, не может быть сведен к магии. Остается и утверждение таинственности букв и желание воздействовать благодаря им на мир. Последнее еще более усиливается. Но в хуруфизме XIV в. больше рационализма: он учит через буквы, а вернее, через названия познать названное и, познав его, стать его господином. Господство над миром дается не колдовством, а через познание его».

Таким образом основу хуруфизма составляет познание мира через буквы, а буквы арабского и персидского языков, на которых говорили в то время народы многих стран Ближнего и Среднего Востока, и посредством которых Насими и его соратники излагали свои мысли, являются количественными числительными 28 (количество арабского алфавита) и 32 (количество персидского алфавита). Именно с их помощью человек познает все сущее и Бога в нем. Насими говорит:

Arifı-laməkan otuz ikidir!
Sahibi-cismü can otuz ikidir!
(Вездесущий мудрец) — 32!
Владыка тела и души — 32!)
Gör Nəsimi ki sürətü məni,
Aşikarü nihan otuz ikidir!

То есть, все, что окружает нас, даже все, что не видим, познаем только лишь посредством 32-х букв арабского алфавита. В поэзии Насими числительные семь (yedi-yeddi), девять (doquz-doqquz), один (bir), особенно активны в функции философического значения: хуруфиты, в частности, лидер хуруфизма Насими, считали, что человек — это малый мир микрокосма, воплотивший и отражающий в себе большой мир макрокосма. На лице человека отражены различные явления Вселенной — на лице человека семь черт, а число 7 соответствует семи сферам, семи планетам, семи знакам Зодиака и т.д. Семь черт человеческого лица хуруфиты связывали с одной стороны с планетами и звездами, а с другой — айатами Корана, днями сотворения мира.

— При всей своей философичности, поэзия Насими, думается, всегда была доступна народной массе, не так ли?

— Совершенно верно. Языковая ткань поэзии Насими отражает дух и колорит азербайджанского народного языка. Вот уже более 650 лет Насими чтим и любим азербайджанским народом. В честь великого мыслителя в нашей стране назван ряд учреждений, станция Бакинского метрополитена, школы и улицы. О поэте снят ряд документальных и художественных фильмов, знаменитым азербайджанским композитором Фикретом Амировым написан балет «Сказание о Насими». В Баку и Шамахе установлены памятники Насими. В мае 2017 года в генеральном штабе UNESCO в Париже состоялось мероприятие по случаю 600-й годовщины со дня смерти выдающегося поэта и мыслителя. В прошлом году также прошел ряд знаковых мероприятий, связанных с памятью Имадеддина Насими. В сентябре в Азербайджане состоялся «Фестиваль поэзии, искусства, духовности — Насими», а уже в ноябре в российском МГИМО был установлен бюст Насими. Церемония открытия памятника состоялась в рамках одноименного фестиваля, который проходил в Москве.

Огромный район нашей столицы носит имя Насими. Единственный в республике научный центр, занимающийся историей развития азербайджанского языка — Институт языкознания Национальной академии наук также носит имя великого поэта.

Пройдет еще 650 лет, но любовь к Насими не угаснет, как об этом пророчески заявил сам поэт:

Bir günəşdir Nəsimi kim anın.
Neçələr zərrəsinə möhtacdır!
(Насими — Солнце!
Многие жаждут крупицы его!)

Поэт был похоронен в Халебе, на общем кладбище, там же были захоронены его потомки. В 1970-х годах могилу Насими посетил наш общенациональный лидер Гейдар Алиев. К сожалению, спустя 600 лет после смерти Насими террористы превратили в руины древний центр города Халеб, включенный в Список материально-культурного наследия UNESCO. Гробница поэта также подверглась разрушению. Как бы символично не звучало, экстремисты, спустя 600 лет словно вновь казнили Насими. Однако, несмотря на все это, идеи и поэзия Насими, его призывы к толерантности и миру никогда не будут уничтожены.

Галия АЛИЕВА

http://luch.az/klassika/prozaazlit/5915-cenney-cheloveka-sokrovisch-esche-ne-byvalo.html?fbclid=IwAR1yhBu-d7lwPpHlmF7qNtKuvQjGwLHi244_sqRL2I81e-01v0F34IYZlXA

Tags: ,

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62