|

Мирджафар Джавадзаде – Пишевари (1892-1947)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...


Акрам Рагимли (Биже)

(Детские и юношеские годы)

«Настанет время, когда народ будет искать хотя бы одного участника Конституционной революции, чтобы выразить ему свою любовь. Быть может, спустя время, не останется даже одного. Тогда народу останется обратиться только к истории. Из неё он захочет узнать о выдающемся движении и его лидерах. Поэтому встаёт необходимость серьёзного отношения к истории, сбора имеющихся документов, фактов и доведения их до сведения потомков».

Сейид Джафар Пишевари

Сейид Джафар Мир Джавад оглы Пишевари (Джавадзаде) родился на свет 26 августа 1892 года (13 число месяца сефер 1313 г. хиджры) в Южном Азербайджане, в селе Зейва (перс.: Завийе-е садат – Уголок сейидов) местности Халхал, в семье земледельца. Так как, в то время население в 50 семей села Зейва (на сегодня – 94 семьи, всего – 498 человек) состояло в основном из сейидов, то в народе эту местность называли «Уголком Сейидов» – название, которое село носит и в наши дни. «Уголок Сейидов» располагается на территориях – со стороны Ардебиля на 334 км. от Тебриза, на 271 км. от Мияна, занимая в Халхале площадь в 30 км. и входя на сегодняшний день, в состав Ардебиля (121. с.1-814).

Селение Зейва, в котором родился С.Дж.Пишевари располагается на юге города Халхал, по соседству с селением Алышма и долиной Деве олен. Живописный природный уголок Зейва с трёх сторон окружён не очень высокими горами и долинами, и частично лесными массивами. Автору этих строк, посетившему в 2003 году Южный Азербайджан, удалось побывать и в селении Зейва, где он постарался выяснить историю рода и семьи, к которым принадлежал С.Дж.Пишевари. К сожалению, приходиться констатировать, что в селе не осталось никого, кто принадлежал бы к роду С.Дж.Пишевари, или же, они побоялись обнаружить себя, из опасений политического характера. В этом смысле, мы вернулись из Зейва несколько разочарованно. Наряду с этим, нам удалось выяснить, что дед С.Дж.Пишевари по отцовской линии Келбелайи Мир Йахъя и его сын Мир Джавад ага (отец С.Дж.Пишевари) принадлежат к хорошо известному в этих местах роду Сейид Мир Азизли, ветвь которого связана с семейным древом матери С.Дж.Пишевари, восходящим к знаменитому роду Табатабаи. По утверждению местных аксакалов, прадед С.Дж.Пишевари – Келбелайи Мир Йахъя ага, получивший религиозное образование, был уважаемым человеком, благотворителем, оказывавшим помощь беднякам. Отец С.Дж.Пишевари – Мир Джавад, будучи сыном Мир Йахъйи Келбелаи ага от второй жены, имел сводных братьев по отцу.

Келбелайи Мир Йахъя ага был сельчанином-середняком, имел сад, посевной участок, небольшую собственность и несколько голов скота. После смерти отца, братья Мир Джавада несправедливо присвоили его часть отцовского наследства, что послужило причиной его обиды на братьев и одной из причин его отъезда с семьёй на Север Азербайджана, в город Баку. В 20-летнем возрасте Мир Джавад создал семью с девушкой по имени Сейид Сакина ханум из рода Сейидов, из соседнего села Киви. Не считая двух, умерших в младенчестве детей, Сейид Сакина родила мужу трёх сыновей: Мир Джафара, Мир Халила, Мир Салима и двух дочерей: Сейид Джавахир (Русхара) и Сейид Сугра. Сугра Ханум, прожившая 101 год, писала в своих мемуарах: «Сейид Джафар был в семье вторым ребёнком из пяти. Он родился 13 числа месяца сефер. Старец-астролог нашего села Мирдамад (будто бы, обладавший даром предвидения) сказал моему отцу, что этот ребёнок появился на свет в очень тяжёлый день. Чтобы оградить ребёнка от различных напастей, нужно в течение семи лет раздавать саадаку, равняющуюся по весу, весу самого ребёнка. Один Аллах знал, что предстояло этому ребёнку пережить в будущем. Эти слова о новорожденном очень впечатлили отца и мать. Каждый год пока ему не исполнилось семь лет, они сажали его на одну чашу весов, а на другую клали ровно столько же по весу риса, пшеницы и прочее.

В пять лет он уже умел читать и писать. Он очень любил чтение. Иногда когда я звала его поиграть, он говорил, чтобы я шла играть одна и не отвлекала его…

Он читал любую книгу, которая попадалась ему в руки. У него была превосходная память. Мулла посоветовал отцу отправить его учиться в Багдад. С отцовской стороны мы относимся к сейидам, из прославленного рода Табатабаи. Отец был очень трудолюбивым человеком. В селе все относились к нему с большим уважением. Жители нашего села Зейва были вконец доведены до отчаяния постоянными разбойничьими налётами. Всякий раз они уносили весь урожай, собранный за осень. Случалось, что крестьянам не оставалось и зёрнышка для посева (195. 1999, № 2, с.32-34)».

Причиной переезда Мир Джавада на другой берег реки, по ту сторону Аракса – в Баку послужил не только конфликт с его братьями, из-за отцовского наследства. В числе причин было и тяжёлое материальное положение, плохие условия жизни в селе Зейва, а также, общая неблагополучная ситуация и феодальный произвол в стране при Музаффараддин Шахе – нездоровом наследнике Насиреддин шаха, взошедшем на престол после смерти последнего. Засилье помещиков и чиновничий произвол на селе, воровство, грабежи и опустошительные налёты разбойничьих банд, преступления и трагедии, доводившие всех до отчаяния, так же сказывались и на семье Джавадзаде .
Дома, трудолюбивых и честных жителей села Зейва часто становились надёжным убежищем для тех, кто осмелившись выступить против, подвергся гонениям и преследованиям со стороны шахского режима, местных чиновников и безжалостных помещиков. В этом смысле, каморка Мир Джавада ага не являлась исключением. Каждого, кто искал помощи и защиту, в этой семье встречали с уважением, радушно предоставляли кров и пытались не допустить его поимки. Догадавшиеся об этом государственные чиновники и их местные ставленники держали дом Мир Джавада под особым наблюдением, чаще организовывали по этому адресу бандитские налёты и грабежи.

Дом Мир Джавада неоднократно подвергался разгромам, он сам – физическому насилию, а его жена и дети жили в постоянном страхе и напряжении. Такое положение дел заставило семью Джавадзаде, как и тысячи жителей Южного Азербайджана, покинуть родное село и в марте 1905 года переселиться на Север Азербайджана – в Баку. В то время, когда Мир Джавад переехал в Баку, его дочь Русхара, которая была замужем, болела, и они не смогли уехать вместе, а спустя некоторое время она, а затем и вся её семья, поочерёдно умерли в Халхале от малярии (лихорадки), очень распространённой в те времена болезни.
В начале ХХ века в селении Халхал, как и во всём Южном Азербайджане, по которому в тот период прокатилась волна массовых выступлений, наблюдался повышенный интерес и уважение к Конституциональному (Машрута) движению, возглавляемому Саттарханом. Отец Сейид Джафара Пишевари Мир Джавад не раз оказывал помощь участникам движения, укрывая их в своём доме, а также сам примкнул к нему в самом начале его зарождения. Это можно увидеть и из воспоминаний Сугры ханум: «…В действительности, влияние нашего отца на Сейид Джафара, было велико. Отец был одним из участников движения Саттархана. Ещё в те времена отец часто беседовал с друзьями о федаинах, революционерах. 12-13-летний Сейид Джафар всегда присутствовал при этом и прислушивался к разговорам. Когда он вмешивался в разговор, чтобы что-нибудь спросить, отец, посмеиваясь, отвечал ему: «Ты ещё слишком мал, чтобы понимать подобные вещи».

Прежде чем переехать в Баку, Мир Джавад уже был знаком с этим городом. После окончания посевного и жатвенного сезонов, он ради заработка приезжал в Баку. В этом смысле Баку уже был ему знаком. Как и сейчас, Баку и тогда был видным нефтепромышленным городом Кавказа. «Нефть, добывающаяся на Бакинских месторождениях, превышала более 50 % объёма всей использующейся нефти в мире. Развитие нефтяной промышленности способствовало развитию многих других отраслей в Баку, таких как ткачество, производство строительных материалов, прокладка дорог, горнодобывающей промышленности и т.д… Часть создавшейся потребности в рабочей силе, удовлетворялась за счёт прибывших из Ирана переселенцев (129. с. 4-5)». Если основываться на сведения учёного-ираниста М.С.Иванова, то число прибывших с другого берега Аракса в Баку на нефтяные месторождения, и на Кавказ в целом, в конце XIX начале ХХ века, доходило, в среднем, до 200 тысяч человек (254. с.11).

«Из собравшегося со всего мира в Баку рабочего люда, мастеров и специалистов, самой дешёвой, работящей и выгодной для хозяев рабочей силой были иранские рабочие. Приехавшим сюда, спасаясь от разбоя и грабежей несчастным, и тут приходилось несладко (212. 23 VII 1943)».
Далее, в статье на которую мы ссылаемся, С.Дж.Пишевари пишет: «Приехавшие из Ирана были очень патриотичными людьми. Они ежесекундно жили мечтой о возвращении на родину. Они желали видеть родину свободной и счастливой. Они хотели достойного и демократического государства, которое хоть немного бы позаботилось о самых простых человеческих условиях жизни для них. Чтобы оно обеспечило бы их таким заработком, чтоб они смогли применить свои энергию и знания на родине».

Покинувший своё село, родные места и переселившийся на противоположный берег Аракса, видный поэт-сатирик М.А.Моджуз писал:
Vətəndən əl çəkib еy yar, gеtməyim, nеylim
Buyur görüm, güzəranı hanı bu viranın?
Yəqin bilin ki, qədəm basmaz özgə torpağa,
Vətəndə xoş kеçə ruzigarı insanın.

Что же мне делать, как не покинуть родные края
Изволь, покажи, где же жизнь, в такой разрухе?
Но, знай, что и шагу не ступит на землю чужую
Тот, кому благодатно на родине живется.

Одной из покинувших родину и направившихся в Северный Азербайджан семей, оказалась и семья Мир Джавада Мир Яхъйи оглы Джавадзаде. Семья эта прибыла в Баку накануне праздника Новруза, в 1905 году.
Поначалу, они ютились в доме одного из своих земляков, в посёлке Бюльбюле, а затем переселились в посёлок Сабунчи, где и обосновались.

В те времена Баку являлся не только городом, в уютном лоне которого нашли прибежище и заработок наши соотечественники из Южного Азербайджана, но и крупным промышленным, научным, культурным и революционным центром Кавказа. Это был город, где формировалась передовая мысль и просветительство. Приезд семьи Мир Джавада в подобный город сыграл исключительную роль в жизни всех членов его семьи, определив, в том числе, и будущее С.Дж.Пишевари.
Впоследствии, С.Дж.Пишевари стал одним из лидеров народного движения в ХХ веке в Азербайджане, его брат Мир Халил кандидатом медицинских наук (Заведующим отделением в центральной больнице им. Семашко), а другой брат, Мир Салим, получивший образование в Ленинграде – инженером по водным сооружениям.

Mənbələr:

1.Вначале, в 20-ые годы прошлого века он носил фамилию «Джавадзаде», затем – «Парвиз», а с 1927 года он стал «Пишевари». Так как, в 40-ые годы имя «Мир Джафар» было изменено на имя «Сейид Джафар», мы также будем использовать при написании имя «Сейид Джафар».
2В ряде книг и изданий приводятся различные даты рождения С.Дж.Пишевари: «1893», «1897» и даже «1888» гг. Родная сестра С.Дж.Пишевари Сугра ханум называет дату рождения 1892 г. Эта дата совпадает и со сведениями самого Пишевари, полученными от него в 1930 году, во время следствия, и с его информацией о себе, напечатанной в газете «Ажир».
3 С.Дж.Пишевари, вспоминавший впоследствии события тех дней, писал: «… Возможно, вы что-то читали, или, слышали о разбоях и грабежах. Я же, много раз видел эти события собственными глазами и прочувствовал их тяжёлые последствия в своей личной жизни…
Мечта, которую я лелеял, наконец-то сбылась. Двоюродный брат пригласил меня к ним в село. Две недели я прожил там. Жители нашего села были посмекалистей, чем там. Так как, они бывали за границей, их мировоззрение чуть расширилось. В селе у них был свой мулла, мерсийехана и даже, учитель и врач. Однако жители села, где я оказался гостем, жили очень плохо. Все они были неграмотны и невежественны.
Их дома были гораздо беднее наших и неопрятны. Они жили рядом со скотом – баранами и коровами. Поведение собственников меня удивляло. Хотя гумно было выбито и подготовлено на месяц раньше срока, чиновники не разрешали определить долю собственника, убрать готовый урожай… Собственники имели много вооружённых отрядов. Они открыто грабили окрестные сёла и делили награбленное между собой.
Однажды ночью двоюродный брат тихо разбудил меня, мы оделись и бесшумно отправились в путь. Той ночью было очень темно. Четыре семьи, женщины и дети, стар и млад, собрав свои пожитки, старую утварь, одежду и предметы первой необходимости вынуждены были покинуть село, спасаясь от разбойников. На хранившийся в гумне урожай, они закрыли глаза. Вздыхая и сокрушаясь, женщины, с большим сожалением оглядывались назад… Нам, было сказано, чтобы в дороге мы не проронили ни слова. Запрещено было даже кашлять. Если кто-то из нас хотел остановиться, то мы должны были дать знать об этом друг другу при помощи палки, которая была в руках у каждого. Наш «караван» с большим страхом и ужасом, тихонько преодолевал путь. Малейший шорох заставлял бешено колотиться сердца. Мы боялись вооружённых всадников, разбойников, а также любых других сложностей и помех, могущих возникнуть на пути. Матери прижимали младенцев к груди, не давая им проронить ни звука. Несмотря на все эти меры предосторожности, рано утром нас настигла банда Карасоранов, а с восходом солнца подоспели всадники Сурхая Хаджибейли. Все наши вещи отобрали. Несчастные беженцы, совершенно раздетые, едва добрались до посёлка. Таким образом, в очередной раз пополнились ряды уличных попрошаек…
…Человек, желающий иметь хоть малейшее представление об образе жизни и условиях быта крестьянства, составляющего большинство иранского общества, обязательно должен поехать в деревню и прожить определённую часть своей жизни там. Но, даже и этого недостаточно. Так как, положение в разных деревнях и, даже в областях, неодинаково. Поэтому, даже при этом, получить полную информацию, невозможно. А потому, пользуясь представившейся возможностью, я полон решимости написав, рассказать обо всём увиденном».

4 М.А.Моджуз, избранные стихотворения, Баку, Азернешр, 1954, с. 25.


Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62