|

Мифологическое расследование гибели кота Скрипалей и собаки Баскервилей

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Первопричины

Возникновению Новой Эпохи предшествуют знаки. И конечно знаки астрономические. Ведь люди с момента своего рождения жили под небом и впитывали его иероглифы словно самые лучшие зеркала.

Кончился сентябрь и в наших широтах, вблизи горизонта, уже начало всходить созвездие Малый Пёс с ярким немного желтоватым Проционом, к концу октября его уже можно будет наблюдать даже в городе среди строений без каких-либо помех. Большой Пёс с самым ярким Сириусом еще будет у горизонта, и в октябре вы его разглядите только на открытой местности — в полях и в морях. Постепенно восходит Орион, и в ноябре он возвысится над хрустальным окоёмом, однако, конечно же, не так, как зимой, когда Бетельгейзе с Сириусом и Проционом замкнут контур Зимнего треугольника.
Дело идёт к стуже и всё ярче разворачивается над небом Евразии Сириус — сияющая Собачья звезда.

Большой и Малый Пес

Китайские и японские астрономы называли его «звездой небесного волка». Индейские племена были также уверены в тесной связи звезды с собаками: блэкфуты именовали её «Собачья морда», юго-западные племена – «собакой, которая следует за горными овцами», чероки считали, что Сириус и Антарес – собакообразные сторожи, охраняющие «Тропу душ»; другие индейские названия звучали как «Волчья звезда» или «Звезда Койота». Русские дали имя светилу — «Псица», а жители Берингова пролива нарекли – «Лунным псом». В древней Халдее она была известна как «Собачья звезда, которая указывает путь», в Ассирии её прозвище было «Солнечный пёс».

А древние тюрки считали своих предков — посланниками «Звезды Кок Бури» — Голубого Волка, а себя их славными потомками.

В русской сказке об Иване-Царевиче, чей сюжет чётко ложится на календарный астрономический круг, сердце осени, октябрь — место встречи Ивана-Царевича со своим тотемным покровителем Серым волком. Потусторонний бирюк поедает усталое измученное солнце — коня Ивана-Царевича. После чего предлагает обозначить конём самого себя и скакать дальше и дальше в полярную ночь. За новым золотым солнцем-конём и Еленой Прекрасной.
Потому, внимательно приглядимся к октябрю — месяцу Серого Волка и времени восхода сияющего Сириуса. Ведь за знаком, обозначающим волчью морду (её легко сложить из пальцев) скрывается Первопричина, рождающая великие символы.

Философ Артур Шопенгауэр считал, что «у великого сна жизни… есть только один субъект», трансцендентальная Воля, prima causa (первопричина). (1)
Дальше мы увидим, как великая Перво-причина, одев на себя собачью маску, сеет зёрна новых (или очень древних) идей, прорастает сначала комичными, странными, а потом и великими событиями. Открывает для себя жанры кино, комиксов, романов, информационных лент и религиозных пророчеств. Сеет смуты, пожинает ветер и бурю С-Той-Стороны.

Но также подготавливают и устраивают будущие события, играя роль самоей Судьбы.

Человек 1.0

Англия раньше всех ушла в эпоху модерна, а потом постмодерна.
Всё мифическое должно было давно обратиться в труху, в туман перед лицом сверхскоростной научной революции.

Но человек, к несчастью (или к счастью) ни черта не изменился с момента рождения на голубой планете под красным африканским солнцем. В бессознательном его живут мифы и архетипы. Скажем так, современным языком — софт человека, однажды «залитый» в его хард не обновлялся ни разу! Потому что Человек 2.0 — это уже робот или киборг. А если вы Хомо сапиенс сапиенс, то уж извините — мифы никуда не уйдут, «наследие предков» часть вшитой программы.

Хоть вы технический гений, хоть супершпион, хоть Шерлок Холмс.

Они будут вертеть вас, крутить, да с переворотом! А если вы эти мифы не уважаете, презираете и не цените, то вам же и хуже! Будут вертеть и «на пупе» и «с прибором»!

Химический Баскервиль

Ну и вернёмся тогда в Англию. Потому что после отравления экс-разведчика Скрипаля в Солсбери — эта Англия из каждой радиоточки лезет. ГРУ, яд «Новичок», странные убийцы из фитнес-клуба. Пришли на «Солсберийский собор посмотреть». А рядом с городком, где ужас теперь и кошмар, расположена крупнейшая в Европе засекреченная химическая лаборатория «Портон-Даун». Где ставят опыты на людях и животных. Где этот «Новичок» — это как высморкаться, там такие бодрые наркотики и суперштуки предлагают, что мама не горюй! Причём всем, кто туда сунется, а также всем, кто живёт по соседству.

Секретная химическая лаборатория «Портон Даун»

Откуда мы сие знаем? Благодаря популярному сериалу «Шерлок».

В нём, согласно весёлой и злой воле затейников-сценаристов мрачный Баскрвиль-холл из повести Артура Конан Дойля превратился в сверхсекретную лабораторию по изготовлению вирусов, клонированию, скрещиванию зайцев и медуз и, разумеется экспериментов над людьми.

И все персонажи милейшего «олдскульного» произведения оказались работниками этой секретной базы по производству новейшего биологического оружия. Стэплтон сменил пол и стал миссис, красящая подопытных кроликов фосфором. Старина-сутяжник Френкленд — участник зашифрованной госпрограммы. Он шлёпает особые препараты, но только не для радости и счастья, а погружая народ в тревоги и кошмар через химический туман! Вместо ритуальной маски Френкленд напялил на себя противогаз, правда на футболке у него старинное клеймо — оскалившийся пёс!

Ну, а «овсянка-Бэрримор-сэр» — глава местного ВОХРа, сторонник сильной руки. Собака же настоящая Баскервиля принадлежит двум местным педерастам. Они так заманивают туристов.

Туда приходят «Шэрлок» Камбербэтч и доктор Ватсон-Хоббит, а также сэр Генри-торчок и доктор Мортимер (баба-психоаналитик).
Вот такая веселуха в стиле постмодерн.

Игроки те же, но карты перемешены в хаотическом порядке. Но миф никуда не делся. Он на заднем плане шевелится и всасывается в кровь через нос, будто отравляющий газ. Потому что иногда становится страшно, хоть под кровать лезь. Собаки вроде нет, но все её видят. Кто под наркотой, кто просто так. Гомики её тайно подкармливают, будто сибирские шаманы магического орла.

Синхрония

Собака всех связала в единый узел. Но конечно не охотничий Hound, а тотем (2), древний волко-собачий тотем рода Баскервилей никуда не делся и, будто «кот Шрёдингера» — скорее жив, чем мёртв.

Психоаналитик Карл Густав Юнг объяснял работу такого рода сильных архетипов, вяжущих всё и вся, организующих вокруг события и совпадения — «синхронией» или «синхроничностью». Он пытался через «синхронию» составить психическую карту человеческого бессознательного. (3)
Юнг противопоставлял синхронистичность фундаментальному физическому «принципу причинности» и описывает её, как постоянно действующий в природе творческий принцип, упорядочивающий события «нефизическим» (непричинным) путём.

Тотем Волка

Юнг выделяет в феномене синхронистичности две проблемы:

Находящийся в бессознательном образ почему-то проникает в сознание в форме сновидения, мысли, предчувствия или символа;

Объективная физическая ситуация почему-то совпадает с этим образом.

Для нас, евразийских этнографов, открытия Юнга помогут приоткрыть великие тайны тотемизма.

Показать, как, например, через Собаку, или через её звезду Сириус или через роман Конан Дойля или через сериал «Шерлок» или в конце концов через лабораторию «Портон-Даун» и идиотское дело Скрипалей к нам стучится Она. Первопричина, божественная Воля, порождающая новое небо и землю. И совсем иные законы для человеческих существ.

Британский юмор

После сериала «Шерлок» сезон 2, серия 2 события в Солсбери читаются на «раз-два». Приезжают братья-близнецы Петров и Боширов, которые «всегда вместе», два сказочных персонажа. Якобы мажут «Новичком» ручки дверей, серебряные ложечки, подстаканники, дубовый паркет, клюшки для игры в гольф…

Никого не убивают, гудят в Лондоне с тёлками, дуют ганджубас…

Собор не разрушен, Скрипаль жив, тёлки довольны, снег в Солсбери растаял…
Погиб лишь кот, боевой кот Скрипалей, сразу разошедшийся на мемы, подлинный герой третьей мировой химической войны. В одном ряду с котом Бегемотом и диким призраком Баскервилей.

Мем Петров и Боширов

«Портон-Даун» лаборотория в Солсбери — прототип «химического Баскервиля». Там синтезировали ЛСД, проводили испытания над морпехами — травили их зарином. Кто-то умер, а кто-то и нет. Возможно именно там изобрели вирус Эболы. Шваркнуть «на коленке» «Новичок» может любой студент-практикант, юное дарование.

И, о, да! Там якобы пытали потерпевших крушение инопланетян!

Для меня нет никаких сомнений, что «британский юмор» в Солсбери не более, чем игра английских спецслужб и маэстро биологической войны. Но в таких играх мифы немедленно вылезают наружу. И съедают всех целиком. Пришли «грушники» (надо понимать — каждый с летучей мышью на кармане) на Собор посмотреть. А тут дядя стоит рыжий, лупоглазый с большими ушами. Истинный британец. Стоит и хихикает. И распыляет окрест химический туман. Как доктор Френкленд в сериале «Шерлок».

Глупо? Смешно? Комикс на комиксе сидит и комиксом погоняет?
Кота жалко? Кота очень жалко. Также как бесконечно грустно от вида трупа замученной (в очередной раз) собаки Баскервилей.

Тотемы никуда не уходят.

И взывают к отмщению!

Бесогон

За безобразиями в Солсбери стоит геополитическое противостояние и желание великих стран вести войну «невоенным образом». Но в сердцевине информационной баталии взрастает старинный миф. Он нам, как этнографам и философам более всего и интересен.

Вымыслы сидят друг в друге, как матрёшки. За казусом в Солсбери торчат британские шпионские сериалы и синема «Шерлок».

Но давайте тогда обратимся к первоисточнику. А именно к «Собаке Баскервилей».

За 100 лет у бестселлера были тысячи переизданий и десятки экранизаций. Что-то заставляет нас вновь и вновь перечитывать и пересматривать кадры из унылой английской глубинки.

Вот, например — советская классика! Отменный злодей Олег Янковский, смешной полицейский Брондуков, ну и Михалков в роли сэра Генри. Этот тот случай, когда персонаж поставил навсегда печать на идентичности артиста. Никита Михалков, как въехал в Баскервилль-холл, так в нём по сию пору и сидит. Только постарел эсквайр, усища белые. Продолжает выпивать в своём поместье.

Каждый день на «Бесогоне» вспоминает про очередную собаку.

Битва автора и героя

Из бесконечного количество рецензий и компиляций этой восхитительной истории мне понравилась книга французского писателя-криминалиста Пьера Байяра «Дело собаки Баскервилей». (4)

Пьер Байяр «Дело собаки Баскервилей»

Байяр вполне по-постмодернистски разделяет создателя текста и сам текст. Потому что в случае с прославленном сыщиком давно так: автор отдельно, герои отдельно. Он описывает, как Конан Дойль борется с Шерлоком Холмсом, потому что Холмс становится сверхсильным и сверхпопулярным и буквально подавляет «самость» сочинителя. Поэтому автор героя убивает руками доктора Мориарти. Но по требованию поклонников Холмса, под жёстким прессингом вновь воскрешает в очередном рассказе. Но недовольство писателя растёт, и в истории про проклятие рода Баскервилей неприязнь сия достигает апогея. Байяр указывает на огромное количество нестыковок и приходит к выводу, что при «помощи» своего создателя Холмс это дело провалил! Он не раскрыл преступление, по сути прошёл мимо преступника и чуть ли не стал соучастником убийства невинного человека!

А Пьер Байяр довёл дело до конца!

Доводы его крайне интересны. И за подробностями рекомендую обратиться к этой остроумной книжке. Байяр там пишет о том, что между сочинителем и читателем возникают промежуточные «миры-посредники». Особые тонкие пространства, где громоздится всё: недосказанные желания и фобии автора, догадки и ожидания читателей. Это «культурное приграничье» способно уже само по себе формировать смыслы, моду, образы и знаки.
Ну, а наша давняя идея (евразийцев и скифов): реализовывать, инкорпорировать Иные миры, зависшие над планетой и над Россией через литературу. Формирование наполненных энергиями «промежутков» между книгой и читателем даёт нам важную подсказку.

Литературный и только литературный жанр способен занести и воплотить самые удивительные и немыслимые космические формы инобытия в нашу довольно закрытую юдоль. Потому что во времена интернета и тотального засилья гаджетов и «видосиков», книга вновь, как и в Средние века — сакральна! Только она организует вокруг себя галереи мифов, способных достучаться до самых глубинных уровней бессознательного человека. И помочь нам синхронизироваться с тонкими, спиритуальными мирами, прорастающими из звёзд и световых измерений. И через «миры-посредники» достучаться до читателя!

Иван-Царевич и Серый волк

«Байярова» интерпретация классики напомнила знакомый миф, который я многие годы изучаю и нахожу в разнообразных исторических, политических и даже религиозных сюжетах, что подбрасывают мне судьба, экспедиции и кинохроника.

Это сказка об Иване-царевиче. О возвращении Царевича Домой. (5)
Вспомним предание из детства. Как Царевич получил в далёких краях Елену Прекрасную и на Сером Волке едет в родное Королевство. Чтобы заслуженно в нём воцариться. Но перед въездом в «родовое гнездо» Царевича встречают Братья. Которые тоже ездили по свету туда-сюда. Но ни Царевны, ни молодильных яблок не сыскали.

Иллюстрация к мифу «Иван-Царевич и Серый Волк»

В итоге Братья убивают Царевича и завладевают Еленой Прекрасной, которая с тех пор молчит. Даже перед судом и перед царём. (Что возможно говорит о тайном сговоре, соглашении царевны и братьев). Царевича спас Серый волк. Он принёс мёртвой и живой воды, остановил время и собрал «шахзадэ» из разрубленных кусков.

Автор повести «The Hound of the Baskervilles» эксплуатирует сходный сюжет. Из Америки приезжают троюродные братья Баскервили за старинным наследством. Один — сэр Генри, другой сэр Джек, инкогнито, «скрывающийся», будто типичный русский Иван-Царевич, под личиной натуралиста Стэплтона.

У него есть своя царевна Бэрил из Коста-Рики, которую он выдаёт за сестру. И ещё одна женщина — Лора Лайонс. И ещё есть чудо-собака  — помесь гончей-бладхаунда и мастифа, «адское создание», светящееся в темноте… Он охотится в чёрной трясине за великолепными бабочками!

По всем канонам Джек Стэплтон — истинный Царевич, обладающий всеми «магическими» сказочными правами на дворянскую усадьбу и «пол-царства впридачу».

Но на стороне его кузена Генри целых два доктора (Мортимер и Ватсон), сыщики и полиция. Всех этих знахарей, сутяжников и «легавых» «плохо ездившему» Брату явно недостаточно в помещичьей битве престолов. Все его людишки меркнут перед первобытной силой Серого Волка, перед мифом о великой и непобедимой собаке!

Ею обладает Брат-Джек и пока она с ним — Царевич не победим.

Миф о братоубийстве

Но в дело вкралась измена. Пьер Байяр на основе множества факторов, на азбучных законах кинологии (что могут собаки делать, а что нет), а также первейшего правила сыска — «кому выгодно?» доказывает, что Джек Баскервиль-Степлтон никого не убивает. Ни он ни его гончая физически не могли уничтожить престарелого Чарльза Баскервиля. Убивают его. Царевича-Баскервиля. Его жена — Елена Прекрасная из Америки. Убирает колышки на болотных тропинках (символически «сбивает его с пути»). Для того чтобы вселиться с его Братом в желаемое Царство — в Баскервиль-холл.

Конан Дойль убивает Шерлока Холмса

Все подробности в превосходной книге Байяра. Для нас же интересно, что его интерпретация очень чётко совпадает с рисунком сказочного сюжета. Поэтому для нас, сыщиков Не-Сего-Мира, данная версия предпочтительна любой иной.

Конан Дойль, озверевший от раздвоения личности, буквально топящий своё «альтер эго» Шерлока Холмса в «гримпенской трясине», закрывающий ему глаза на правду и справедливость.

Или битва братьев-ГРУ с предателем братом-Скрипалём (предавшим до этого своих братьев из ГРУ) — это всего лишь отражение притчи из эпохи праотцов. Мифа о Братоубийстве.

Где Каина будет Бог словами: «Каин, где, брат твой Авель?» (6) (7)

Непобедимый Тотем

Понемногу мы подобрались к «архетипическому ядру» (в терминологии Вебера) мифа, рождающего тысячи разнообразных своих копий. Формирующих окрест себя синхроничную модель из магии, суеверий, цепи случайных и трагических совпадений и в итоге — культурных шедевров!

Это «архетипическое ядро» светится, как давно знакомые звериные глаза!
Из бездны трясины выбирается главный персонаж!

У Конан Дойля Джек Стэплтон исчезает на болотах, но никто не находит его трупа. А вот «Хаунд» Баскервилей расстрелян Холмсом и полицейским Лестрейдом. Но в мифе такого не бывает. Царевичи гибнут сплошь и рядом, но Тотем уничтожить, казнить, расстрелять невозможно. Он слишком глубоко засел в нашем подсознании и никто его оттуда никогда не вытравит. Он всегда будет возвращаться!

Собака Баскервилей как тотем бессмертна

И разве полицейский может уничтожить Тотем? Особенно английский полисмен? Ведь всем уже 150 лет известно — со времени выхода «Этюда в багровых тонах» до «химической атаки» в Солсбери, что работники Скотленд-ярда суть самые большие на планете глупцы. Это культурологический факт! О нём нам поведали Артур Конан Дойль, Агата Кристи и Сергей Лавров. Сколько бы дурачок Лестрейд не ездил к Баскервилям, собака никуда не делась. До сих пор в графстве Девоншир уверены, что священное животное не исчезло, оно однажды вернётся. И смеяться будет последним!

Тотем против Суперкомпьютера

Здесь мы подходим к главному водоразделу нашего трактата. Когда с одной стороны барьера — Шерлок Холмс, а с другой стороны — собака Баскервилей.
Такой забор построили в Австралии от дикой собаки динго местные фермеры. Хотя его постоянно ломают сумчатые волки, страусы эму и огромные кенгуру, австралийские штаты продолжают тратить на стену десятки миллионов долларов ежегодно.
Так и в нашем случае — за каждой стороной забора стоит определённое мировоззрение. (8)
Холмс — гений рацио, «картезианской» философии.
Из знаменитого положения Рене Декарта «Я мыслю – значит существую» («Cogito, ergo sum») следует одно: душевная деятельность человека существует только благодаря его сознанию, способности мыслить.

Образцовому Мыслителю не нужны ни женщины, ни сантименты. Он презирает эмоции, мифы и предрассудки. Холмс плывёт на корабле своего уникального разума в океане причин и происшествий. А принцип причинности оперирует событиями, чётко связанными через время и пространство.
Любое событие A (t), произошедшее в момент времени t, может повлиять на событие B (t′), произошедшее в момент времени t′, только при условии: t′− t>0.

Шерлок Холмс, как никто высчитывает события, несущиеся через время и их взаимное влияние друг на друга. Он выбрасывает все сантименты, веру в магию, привороты и колдовство, ангелов, демонов, иные миры. Холмс — король фактов и в некотором смысле прообраз Суперкомпьютера и даже, Его Величества — Искусственного Интеллекта!

Он, пожалуй, первый и самый популярный образ холодного Рацио, максимально отринувшего душевные порывы, страхи, любовь, жажду власти. И ещё много чего человеческого. Чем для нас бесконечно интересен, как своего рода флагман нарождающегося мира компьютеров, автоматов и трансгуманизма.
Разумеется для такого существа, Собака, как царица страхов и предрассудков есть абсолютный враг. Так приглядимся к Собаке внимательней! К главному философскому врагу Холмса, Декарта и Аrtificial intelligence!

Холмс оперирует причинами во времени и пространстве: «Вы были в Дартмуре, потому что у вас на ботинке грязь… У вас мел на локте, но вы не портной… Походка моряка, но держится уверенно, мичман». Всякий раз есть пространственно-временной континуум, набитый событиями, как чемодан. Из него суперкомпьютер «Холмс» вынимает факты с немыслимой скоростью. Сначала было море, потом пришла уверенность, так родилась походка. Вывод: мичман. Он не портной, а доктор Ватсон, вывод: играл в биллиард. Всегда В следовало А во времени, к нему плюсуем С во времени, Х «держим в уме» во времени.

Всё остальное выбрасывается и высмеивается, а Собака отстреливается, отправляется в пассив, словно бухгалтерский дебет.

Поглядим тогда, чем берёт «Девонширское чудовище». С одной стороны его вовсе и нет. Оно ведь предрассудок. Потом оно находится Холмсом в процессе следствия, и пришпиливается к столбцу причин и фактов.

Но ведь Чудище опять никуда не девается! Собака в некотором смысле вечна. Она воспроизводится через бесконечные книги и фильмы, а регион Дартмур её презентует как туристическую достопримечательность. А копни тварь глубже, то из неё полезет такой тотемический и семантический ряд людей и событий, что сам «чёрт ногу сломит». Мы уже вспомнили и созвездие Большого Пса и сказку Ивана-Царевича и преступную лабораторию «Портон-Даун», упирающуюся в дело Скрипаля.

Остановите этот словесный поток, — закричит Суперкомпьютер «Холмс». С его точки зрения в этом перечислении нет никаких рациональных связей между причинами, ни во времени и не в пространстве.

Однако, с позиции, например, идеи «синхроничности» Карла Юнга за несчастной псиной из Баскервилль-холла стоит самостоятельное мировоззрение, особая правда.

Свои мысли Юнг пытался изложить, опираясь на труды Шопенгауэра и Лейбница. Но в конце концов психоаналитик приходит к философии Древнего Китая и концепции Дао.

Ведь Дао это одновременно и Путь и Жизнь, и Смысл:

Китайский пророк Лао-цзы так описывает Дао в своем знаменитом «Дао Де Цзин»:

«Есть нечто бесформенное, но совершенное,
Существовавшее прежде, чем возникли небо и земля.
Так неподвижно! Так бессодержательно!
Ни от чего не зависит и неизменно.
Всепроникающе и непоколебимо.
Возникает мысль, что оно —
это мать всех вещей, что существуют под небом
Я не знаю его названия,
Но называю его «Смыслом».
Если бы я должен был дать ему имя,
то назвал бы его «Великим».
(Гл. XXV.)

Цветник Синхронии

В конце концов Юнг договорился до того, что заявил, что существует два типа мышления.

Человеческое: на основе коры головного мозга и спинно-мозговой системы, рациональное и причинное.

И звериное или животное, или человеческо-бессознательное: на основе нервных связей, обладающие трансцелебральной природой. Юнг ссылался на червей, презентующих чудесные способности к выползанию на поверхность к моменту восхода над горизонтом определённой звезды. Или танец пчёл — знаковую систему, которую вполне можно сравнить с человеческим или дельфиньим языком. Ныне прозрения подобного рода изучает «квантовая биология».

Например, почему малиновка летит «куда надо», словно по стрелке магнитного компаса в голове, притом что никакого магнита у неё в башне конечно же нет. Не чует же она магнетизм обонянием?

Юнг пытался объяснить сны и ясное осознание больными мира в «состоянии комы»: «Следует задаться вопросом, не могут ли рассматриваться нормальное состояние бессознательности во сне и содержащиеся в нем потенциально сознательные сновидения — иными словами, не являются ли сновидения порождением не столько спящей коры головного мозга, сколько неспящей симпатической нервной системы, и, следовательно, не обладают ли они трансцеребральной природой?»

Синхрония: неслучайные случайности. Коллаж Марка Китаена

Вот эта «трансцеребральная связь» Собаки со всем сущим, порождающая вокруг словно Священное Дао тысячи миров, нервных, психических, тотемических и, наверное, квантовых связей! Зачастую вне времени и мгновенно через пространство!

Это самостоятельная система, запечатленная в гадательной книге «И-цзин» или в «Оккультной философии» Агриппы. Там её описывают примерно так:
Воробей или голубь причастен к планете Венера, также как и мужские гениталии…

Кто-либо, носящий на себе сердце ворона не спит вовсе, пока не отбросит его, голова летучей мыши, будучи высушенной и привязанной к правой руке того, кто хочет бодрствовать, производит тот же эффект, лягушка или сова заставляют много говорить…

Архангелы соответствуют Воде, а Серафимы — Огню…

И так до бесконечности. Всё синхронично всему. Знания можно получать напрямую, минуя исследования, разбор фактов, помимо рацио и помимо формальной логики. Можно легко познавать и испытывать свойства вещей по их согласию и их противоречию.

Звериная Справедливость

Это мышление кочевники-скифы закодировали в мировоззрение «звериного стиля».

Давайте припомним, как на заре становления известного нам мира скифский князь и мудрец Анахарсис встретился с Крезом, лидийским царем, богатейшим человеком на свете. Крез, показав благополучие своего царства и количество покоренных народов, спросил Анахарсиса, какое из живых существ он считает храбрейшим. Анахарсис ответил, что диких животных, ибо они мужественно умирают за свою свободу.

Крез, полагая, что пророк ошибся, спросил, какое из существ он считает справедливейшим. Мудрец снова ответил, что диких животных, ибо они живут по законам природы. Природа же есть создание божества, а людские законы — установление человека, и справедливее пользоваться тем, что открыто богом, а не человеком…

Царь с насмешкой сказал, что ответы гостя основаны на скифском звероподобном воспитании.

Вот она беседа сторонников двух мировоззрений. Задолго до Декарта и Конан Дойля.

Я часто вспоминаю философию Анахарсиса, она помогает «подсветить», осознать множество событий сего дня. А также наше прошлое и будущее. (9)

Пёс Дхармы

«Из времени оного» к нам вновь скребётся когтями уранический овчар. Призванный поставить точку в затянувшейся на столетия драме вокруг собаки Баскервилей.

Индийская астрономия, воспринимала Сириус, как воплощение верного пса Сваны, отправившегося за Царевичем Юдхиштхирой искать ворота в небесное обиталище.

Юдхиштхира — герой Махабхараты, герой битвы на Курукшетре, старший из братьев-Пандавов.

Когда князь покидает мир Сей, то Индра, царь богов, прибыл на вершину горы чтобы отвезти Юдхиштхиру в рай на своей золотой колеснице. Царевич ступил было на колесницу, но Индра указал оставить его спутника-пса, создания, которому вход в на небеса был непозволителен. Но светлейший князь не пожелал оставлять в одиночестве существо, однажды взятое под его опеку. Индра спроисил: «Ты можешь бросить братьев позади без кремации… И ты отказываешься покинуть бродячего пса!»

Собаки Юдхидштхиры

Юдхиштхира ответил: «Братья покинули меня, а не я их» и отказался пойти далее без верного Сваны. В этот момент пёс превратился в бога Дхармы, испытывавшего князя в образе животного. Старший из Пандавов с честью выдержал последнее испытание…

Задумаемся над старинной хроникой «Бхадават-гиты».

Дхарма — это не просто божество, но воплощённая Справедливость.
Идея постижения Божественного через Звериное, мысль не только скифская, но общечеловеческая. Просто скифы и древние арии её чувствовали и формулировали особенно ярко.

Собака, как Правда, собака как Справедливость: чем не ответ мировоззрения Синхроничности философии «Чистого разума»?

Несправедливый Разум

Мы начали наш трактат с того, что Пьер Байяр обвинил Шерлока Холмса в попрании Справедливости. Вот и через знакомую псиную морду (минуя всякую причинно-следственную связь) зарычали боги Правды.

Мы уже привыкли, благодаря артистизму Василия Ливанова, считать сыщика с Бейкер-стрит истинным джентльменом и борцом за идею.

Но я взываю вас ко внимательности. Исследователь Байяр нас уже многому научил.

Берём четыре повести Артура Конан Дойля.

В каждой есть образец благородства и справедливости. И во всех четырёх это не Шерлок Холмс. В «Этюде в багровых тонах» мститель за свою попранную невесту Джефферсон Хоуп устраивает бежавшим в Лондон мормонам поединок на таблетках с ядом. Рискует он, рискуют и они.

Хоуп реализует месть и справедливость, его настигает Холмс и сажает в тюрьму.

Джефферсон Хоуп умирает в «казёном доме» от расслоения аневризмы грудной аорты.

В «Знаке четырёх» пришелец С-Того-Света (из каторги на дальних островах)
бывший солдат Джонатан Смолл пытается вернуть братству товарищей-сипаев, отбывающих в британском концлагере, украденные у них «благородными» английскими офицерами сокровища Агры. Шерлок Холмс отлавливает одноногого Смолла, странного радетеля за справедливость, не презирающего своих друзей-дикарей, но более того, желающего «вынуть» их с каторги и облагодетельствовать. В результате операции Холмса «рыжевьё» утеряно, Смолл вновь отправляется за решётку. А его подельники будут гнить в острогах до конца дней своих.

Шерлок Холмс победил, Ватсон женился.

И даже в повести «Долина ужасов», где Холмс с блеском презентовал свой дедуктивный метод, успешный сыск и справедливость разошлись в разные стороны. Некий помещик Дуглас имитировал свою смерть, подбросив следствию и своим врагам жмура, донельзя на него похожего. А на самом деле, подосланного к нему мёртвого киллера.

Сам Дуглас, сыщик и благородный человек, разгромивший в Штатах целую преступную сеть масонов, убийц и насильников. А те начали его искать и обратились к лондонским мафиозо.

Дуглас, сам опытнейший «оперативник» почти их переиграл. Но тут приехал Шерлок Холмс и всех вывел на чистую воду. Начались суды и шумиха. И мафия в итоге настигла мистера Дугласа и утопила в океане.

Про справедливость в повести «Собака Баскервилей» здесь мы написали довольно.

Следует отделить это понятие от фигуры Шерлока Холмса, как ранее рацио мы отделили от синхронии.

А ведь действительно, зачем Суперкомпьютеру — Справедливость? Миру Капитала — Правда? Искусственному Интеллекту — Честь и Достоинство?
Творцы эры трансгуманизма ведут Человечества тропой постепенного отказа от «синхронистического» способа мышления, как «тёмного» и «мракобесного». Люди должны измениться в сторону слияния с девайсами, компьютерами и техно-устройствами.

Собака должна быть убита раз и навсегда!

Собака Баскервилей должна быть убита!

Это будет Человечество 2.0 — практически бессмертное, необременённое такими понятиями, как совесть или «дхарма». Что ныне мейнстрим и план западной цивилизации. Дорога, по которой её лучшие умы тащат за собой всю прочую биомассу из народов, стран и корпораций.

И кажется, что у философии скифского «звериного стиля», у мировоззрения синхроничности в парадигме какой-то там по счёту научной революции никаких шансов нет.

Но это если мы опять будем смотреть на мир через «лупу Шерлока Холмса», через знаковую систему «Принципа причинности», озирать планету и самих себя «западными глазами».

Но если нет? Если поднять эти глаза к небу зябкой октябрьской ночкой?
И вновь увидеть Кок-Бури, божественный Сириус, морозную звезду Серого Волка!?

И узреть там Свет в конце философского и культурного тоннеля?

Золотая голова

Ах, этот Дартмур! Графство Девоншир! Тонущая между миром Там и миром Сям странная британская сторона из болотных пустошей и гранитных холмов. Где бы ещё нам сыскать такой славный замогильный огонь!

В повести «Собака Баскервилей» упомянута важная сакраментальная деталь: голова собаки в темноте светится, прорезая страшную болотную тьму тысячесильными фонарями С-Той-Стороны!

«Господи, святы, да это же он!», — вслед за Холмсом мы могли бы закричать на весь Дартмур.

Холмс узнал в фамильном портрете родоначальника Баскервилей Джека Степлтона.

А мы прозреваем в ночном хищнике — флаг Тюркского каганата!

Золотая волчья голова на Чёрном фоне!

Флаг Тюркского каганата

Этот древний огненный волк прискакал на Британский остров из сердца Евразии!

В славное «время оное» скифы именовали его «Спага», Заратустра — «Спака». Народы Ирана и Турана — Симургом. Светозарный крылатый пёс — это символ шахиншахов, правителей мира из персидской династии Сасанидов!

Овеял нас крылами русский бог Семаргл, благословляющий со стен владимирских и юрьев-польских соборов. Крылатый сияющий Пёс — покровитель вольных охотников Севера, счастливых народов Древней Руси и Великой Степи.

Вот откуда притягательный миф о крадущейся в сумерках, мчащейся в дикой охоте Собаке! Не из этих ли Азий растут тревожные легенды рода Баскервилей?

Такие головы в Европе ныне показывают только турки на своих специальных собраниях. Собирают из пальцев волчью голову, другая рука на сердце. И поют песни про долину Эргенекон в далёких Алтайских горах, из коей однажды вышли дети волчицы — поскакали к Последнему морю. Секретные общества и «мужские союзы» обожал Артур Конан Дойль, запугивая добрых англичан кровавыми триллерами про мормонов, Ку-клус-клан и масонов из «Долины ужаса». Всех победил Шерлок Холмс.

Но поскольку дело «Собаки Баскервилей» провалено, то и адепты чудовища имеют все шансы на победу и отмщение.

Жизнь, которой нет, снова есть

Кто виноват, что европейцы оболгались, окомфортились, опидорасились?
Не доведённое ли до фантасмагорический размеров Рацио? Ни лозунг «Cogito, ergo sum» ли?

Для которого, что человек, что киборг или трансгендер, что компьютер — всё одно. Мыслит, следовательно существует. И вроде бы раз мыслит и существует, то только он и есть. И всё.

Но ведь есть-то много ещё чего. Жизнь — как великий Дао, то её нет, то опять она есть.

Мы сколачиваем двери и окна, чтобы построить дом.
Но он находится в пространстве, где нет ничего,
что получало бы пользу от дома.
Стало быть, если мы пользуемся тем, что есть
мы также должны признать
полезность того, чего нет.

Слишком рациональные люди Запада отказываются признать полезность Того-чего-нет. Того-откуда-течёт-к-нам-жизнь. И именно поэтому их места занимают, как в римские времена, пришлые народы. А турки со своим волчьим тотемом вполне себе офицеры армии новых варваров: негров, арабов, албанцев, афганцев. Ну а генералы, конечно — русские.
Ведь именно в этом весь мир уверяет западная пропаганда.

Верьте Святому Духу

«Неверующие Фомы» века сего могут указать, что на все наши скифские армии и звериные полки суть детские сказки.

Синхрония не сможет победить Супер-мозг Шерлока Холмса. Это просто смешно. Куда там моржам и грифонам до лощёного гения Сверх-разума.
Но кто-то же может? Надо призвать этого Того-Кто-Может иначе всем крышка нам.

Собака Баскервилей, хоть и оживает постоянно, но опять неминуемо мрёт.

И турки с волчьими головами, бодрые продавцы гамбургской шаурмы, ну какие они офицеры непобедимой армии Пресвитера Иоанна? Они с Сулейманом Великолепным на «пике» Османской империи даже Вены не взяли. Чего уж ждать от эпохи Эрдогана?

Это всё наш разум начинает сомневаться, впадать в уныние.
Но у слова «Дао» или у «Синхронии» есть прекрасный русский аналог. Который затмит всё.

Это Святой Дух, что «дышет, где хочет».

И если с чем и совпадает «синхронистическое мышление», так это с ним — высочайшим духовным принципом.

Верьте Святому Духу.

Через него всё сходится: от языков пламени, до говорящих зверей и ангелов, висящих на вертоградах звёзд. Через него можно знать наречия всех народов и правду любых сердец. И дары его — бесконечны… А пророки его — велики!

И вот перед ним, что AI, что погрязший в непомерной Гордыне Разум — бессильны.

Русская Правда

Сверхсветовая сила жизни несётся С-Той-Стороны вопреки законам причинности и игу капитализма.

Я знаю одну культуру, одну цивилизацию, для которой идея Справедливости является осевой.

Это русская культура, вполне ухватившая древние смыслы скифов, представляющая Правду, как Дхарму, как вселенский божественный закон.
Русский идеал Правды глубоко своеобразен: слово, означающее «истину», одновременно выступало и как синоним справедливости, выражая веру в незыблемый этический принцип, заключенный в самом мироздании. (10) Семен Франк назвал проблему осуществления Правды важнейшей, а в конечном итоге единственной целью всех духовных устремлений в России — как на народно-религиозном, так и на интеллектуально-рационалистическом уровне. (11)

Главным персонажем русского мифа является Иван-Царевич, разъезжающей на тотемном Сером Волке во все стороны света. Его Волк и есть воплощённая Справедливость.

И не только в смысле, что у кого он есть, тот и прав. Это само собой.
Наш Иван-Царевич, как и любой миф постоянно возвращается в социум, размером ли он Руси или Голубой планеты или Вселенной.
Царевич Сюда везёт Правду. (12)

Что давно отсутствует в Мире Сём.

Но без Правды той дела не идут, солнце не греет, дожди не льют.
Худо народам, не живут они на своей земле по своим законам.
Словно Спаситель или иранский Махди едет-едет Иван-Царевич, дорогой.
И восход Сириуса предвещает его совсем скорое появление.
Звёзды на небе души выстроились пророческим рисунком.

«Верьте Святому Духу!»
Горят огневые буквы на стяге его.

Утро Серого Волка

Зотой Волк возвращается. Коллаж Марка Китаена

Золотой бирюк возвращается.
А на нём Царевич показывает пальцами волчью морду.
Собака с Того-Света с Тем-Светом.
Дверь в Иное скрипит Скрипалями.
И кот их — одной лапой там, а другой тут.
Сквозьняк нуминозного.
Тихий бриз С-Той-Стороны.
Две Летучие мыши ГРУ висят на двери вниз головой.
Мрачные и насупившиеся — как Петров и Боширов.
Скоро этот мир сдует.
Начнётся какой-то другой.
С-Той-стороны вернутся семарглы, грифоны, единороги…
Над планетой взойдут все Пять солнц истории Земли.
Будет такое ощущение, словно в тёмной-тёмной комнате включили яркий белый свет.
Верьте Святому Духу!
Сороконожки, ехидны, кобры, депутаты, телезвёзды, эго-пузыри инстаграмма, брокеры, футболисты и иные цари мира сего исчезнут, закопаются в глубокие норы.
А мы будем привыкать жить днём,
Озаряемые ласковым светом
Золотой головы
Евразийского волка.

Павел Зарифуллин

 

Ссылки:
(1) Артур Шопенгауэр «Об очевидном узоре в судьбе человека»
(2) Тотемизм — некогда весьма распространенная и ныне ещё существующая религиозно-социальная система, в основании которой лежит своеобразный культ так называемого тотема. Термин этот, впервые употреблённый Лонгом в 1791 году, заимствован у североамериканского племени оджибва, на языке которых totem означает название и знак, герб клана, а также название животного, которому клан оказывает специальный культ. Нет такого объекта, который не мог бы быть тотемом, однако наиболее распространёнными (и, по-видимому, древними) тотемами были животные.
Подробнее: Павел Зарифуллин «Ленин и Тотем»

(3) Карл Густав Юнг «Синхронистичность: акаузальный, связующий принцип»
(4) Пьер Байяр «Дело собаки Баскервилей» (М., 2017)
(5) Павел Зарифуллин «Звериный стиль Ивана-Царевича» (СПб, 2016)
(6) Павел Зарифуллин «Миф о братоубийстве»
(7) Павел Зарифуллин «Мы из Юнкифа!» (Каин, Авель и Даниил Андреев)
(8) Павел Зарифуллин Грёза о Белой Индии (Tusk up!)
(9) Павел Зарифуллин «По-Ту-Сторону Звериного Стиля»
(10) Мануэль Саркисянц «Россия и мессианизм. К «русской идее» Бердяева»
(11) Семён Франк «Религиозно-исторический смысл русской революции»
(12) Павел Зарифуллин «Правда Ивана-Царевича».

Tags:

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62