|

И проснется весь мир, мою первую песню услыша

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

ФИКРЕТ ГОДЖА

Хорошо, что…

 

Хорошо, что живу, что при деле.

Человеком, как все, наречен,

Проношу я сквозь дни и недели

Жизнь, взвалив, словно груз, на плечо.

Не родись я, лежала б округа

Все такой же, мир так же б шумел.

Только дружба лишилась бы друга

И на сердце бы мир обеднел.

Не родись я, на место Фикрета

Встала б сотня Фикретов, и пусть…

Только как, не познавшие света,

К вам пришли б моя радость и грусть?

Грусть моя, все, чему был бы рад,

Нерожденные, к миру взывая,

Во все б двери стучались подряд,

Вам, родившимся, спать не давая.

 

* * *

Преследует меня твой жгучий взор…

Былую боль зову я на подмогу.

Все то, что пережил я до сих пор,

Все, что прошел, и этого мне много…

Но рвешься ты в мой вечный непокой

С решимостью слепой и полупьяной,

Как будто родилась, чтоб быть такой.

Но, понятый тобою, чем я стану?

Отдай я душу, будь тобой любим,

Ведь только больше одиноким буду.

Бродяге-ветру я необходим

И дереву, что шепчет мне о чуде.

Как без меня волнам бездомным быть,

И морем заштормит листва лесная…

Мне надо бы совсем тебя забыть.

Но только как забыть тебя, не знаю.

 

* * *

И небо смотрит в море, и звезда,

И отражает берега вода.

И, где б ни находился, но о море

И думаю, и помню я всегда.

У моря началась любовь моя,

Ни чувств, ни дум от моря не тая,

Как море, необъятною и чистой

Поэтому была любовь моя.

Быть может, создавала нас волна,

И прямо к солнцу подняла со дна.

И, где б ни потерялись, – нас на берег,

На тот же самый выбросит она.

Скала

Скала обвалилась,

со стоном упала скала.

Низринула вниз ее

ей непонятная власть.

И, падая,

В страхе бедняга понять не могла,

Что ниже земли,

своей матери,

Ей не упасть.

 

* * *

Я последнюю песню слагаю тебе в тишине,

И последнею данью моей будет песня простая.

Защемит она душу, печаль отзовется во мне,

Как прощальную песнь пропоет журавлиная стая.

Я прощальную песню сегодня тебе пропою,

Вечер, ветер последний, последний корабль у причала.

И потом, словно в бурное море, не песню мою,

А разбитое сердце я выброшу, чтоб не мешало.

Все решится — сегодня я в пламени ночи сгорю.

Но коль выйду живым из нее силой, данною свыше,

Встанет новое утро, я первую встречу зарю,

И проснется весь мир, мою первую песню услыша.

 

* * *

Во мне родник и радостный, и светлый

Звенит.

И рад я зелени листвы,

Окраске солнца,

Рад звучанью ветра,

Прозрачности небесной синевы,

И берегу,

И ласковости моря,

Вершинам горным,

Глубине долин.

Я радуюсь,

Всему земному вторя.

Я столько вижу на земле причин

Для радости.

Все пропиталось светом.

Во всем и всюду радость узнаю.

И я не человек,

Я в мире этом

Как будто остров Радости стою.

Перевод Валентина ПРОТАЛИНА

 

 

Деревья

 

Редеет лес по берегам Куры,

Деревья сохнут,

Падают стволы,

Как будто бы в округе нет воды.

Откуда ждать спасенья от беды?

Но нет, не от грозы,

Не от пилы,

Не от безводья падают стволы.

В лесу побеги юные встают,

И шепчутся над мертвыми стволами.

И жизнь во всем значенье познают,

С ее знакомясь острыми углами.

Стволы, стволы, стволы по берегам –

Деревья пали у речной излуки,

Безжизненные ветви – словно руки.

А каждое при жизни – великан.

Повержены могучие стволы,

Как будто здесь рубился Кёроглу.

Перевод Вячеслава ЗАЙЦЕВА

 

 

Песня старой чинары

 

Я век зеленый прожила,

Теперь я только маюсь.

Не тронь иссохшего ствола,

Я не согнусь – сломаюсь!

Мой стан не гибок и не крут,

И листья больше не растут.

Я черно-золотая жердь

На утреннем пожаре.

Пережила я даже смерть:

Я – памятник Чинаре.

Пора упасть, исчезнуть, сгнить.

Сгореть в кострах веселых!

Но аисты успели свить

Гнездо на ветках голых.

Но аистята на руках

У повитухи старой…

Нельзя мне возвратиться в прах,

Должна стоять чинара.

Перевод Владимира ПОРТНОВА

 

Поклоняюсь огню

 

С огнем играю иногда,

Зато и нет такого льда,

Чтоб не растаял без следа

В груди моей.

Наверно, это –

Огнепоклонников примета.

Здесь, где копытом грохнет конь,

Встает из-под земли огонь.

В глухой ночи — костра ладонь,

Протянутая для привета –

Огнепоклонников примета.

Оградой гор обнесены,

Алеют маки в дни весны,

Земли объятия тесны

Для полыхающего цвета,

Огнепоклонников примета.

Весь арсенал девичьих чар:

Пурпурных губ ответный жар,

В лице – стыдливости пожар,

В глазах блеснувшая комета –

Огнепоклонников примета.

Не канувшая в облака

Улыбка солнца сквозь века,

Границей ставшая река,

Что в сердце знойных гор продета –

Огнепоклонников примета.

Канатоходцы

С утра шумит большой базар

Галдит, ругается, смеется…

А над базаром высоко –

На проволоке –

Канатоходцы.

Они являются сюда,

Где толчея и суета,

Не торговать, не красть,

А с жизнью поиграть!

Их путь пружинист и высок –

Попробуйте, измерьте!

Блестящий тонкий волосок

Их бережет от смерти.

Ни влево и ни вправо –

Опасная забава!

Внизу – базар,

Любой товар:

Есть пахлава

И похвала,

Есть вина

И невинность,

Есть в бочках ложь медвяная

И ложка деревянная,

И соль здесь есть,

И совесть,

И, что ни спросишь, – все есть!

Продал,

Купил –

Вошел в азарт!

С утра кипит большой базар!

Здесь каждому неймется…

А над базаром –

Словно бы

По краешку колодца –

Идут канатоходцы.

Им разве жизнь не дорога? –

Чуть только соскользнет нога…

Никто и не помянет:

Базар – он делом занят.

Упал один –

Встает другой.

Канат пружинит под ногой…

Канат блестит на солнце…

Идут канатоходцы!

Перевод Мансура ВЕКИЛОВА

 

 

Море

 

Солнце в море засыпает

И родится в море.

Солнце море пробуждает,

И уже в дозоре

Волны ходят, отливая

Серебром и златом,

Серым жемчугом играя

И голубоватым.

Песня ветреного строя,

Нордовая нота;

Что написано волною,

То волною стерто.

И уже глазами в воду

И мечтами в воду

Ты ныряешь, ты играешь

В новую свободу.

И, стремительно и нежно,

Чайкой длиннокрылой

В воду падает надежда –

С головой накрыло!

И серебряную рыбу

В мокром клюве держит.

И своею глубиною

И голубизною

Небо море одаряет,

Словно новизною.

И уже удары сердца –

Как удар прибоя…

На звездах

Я в звезды нырнул…

Разбежались… Спугнул!

Нет, нет, как стекло,

Разлетелись со звоном…

И, словно в разбитом окне, потекло

Лучистое небо, небесное лоно.

Смотри, у меня на ладони луна!

И тает она, и становится тоньше.

Светящейся каплею стала она,

С ладони стекая, становится больше.

Какая прохлада –

Быть с звездами рядом!

И плыть, не касаясь ногами земли…

Соленое небо,

И звездная стая,

И белый кораблик холодной луны.

Об этом ни слова!

Об этом прекрасней

Вы скажете сами

И лучше споете,

Когда только сами

В светящийся Каспий

С ночных берегов,

Разбежавшись,

Нырнете!

 

 

* * *

В расчете на себя лишь

Ошибешься.

На самого себя

Не обопрешься.

Боюсь, не боюсь

Не смерти боюсь.

Боюсь, если смерть

Придет, не решусь,

Не смогу умереть.

 

* * *

Мой дом — автобусы, вагоны,

самолеты.

Деревни, города, планеты –

Только курс.

Я прожил миллионы километров,

И неизвестно,

Где остановлюсь.

Перевод Аллы АХУНДОВОЙ

http://luch.az/klassika/prozaazlit/5510-i-prosnetsya-ves-mir-moyu-pervuyu-pesnyu-uslysha.html

Tags:

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62