|

Четыре пришествия российского либерализма

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

 

 

 Семенов Александр Альбертович, профессор 

Справка: доктор исторических наук, профессор; заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Армавирского механико-технологического института. Заведующий сектором российской истории Московского научно-исследовательского института истории, экономики и права.

В1997 г. окончил исторический факультет Армавирского государственного педагогического института. С1998 г. – на преподавательской работе в высших учебных заведениях.

Сфера научных интересов – эпоха гражданской войны в России 1917 – 1922 гг.  Отдельное направление научных исследований профессора А.А. Семенова определяет изучение различных аспектов эволюции постсоветского российского общества, политических процессов в современной России. Является автором более 40 научных работ, в том числе 6 монографий.

Семенов А.А. активно работает с будущими научными кадрами. Под его руководством защитилось 7 аспирантов и соискателей.

Помимо научной, административной и организационной работы, профессор А.А. Семенов большое значение придает налаживанию плодотворных научных связей с зарубежными вузами, широко использует научный обмен данными и взаимодействие с зарубежными научными центрами. В свободное время любит путешествовать, завязывая дружеские и научные контакты.

 

 

С момента своего образования российское государство испытывало на себе мощное влияние, как Запада, так, и Востока, при этом и российское общество, и российская элита в большей степени ассоциировали себя с Европой, с европейскими ценностями, культурой и образом жизни. Исходя из этого российская цивилизация, претендуя на особый исторический путь, на некие специфические формы государственного и общественного устройства, так или иначе, всегда, тем не менее, обращала внимание, на Запад, испытывая на себе влияние существовавших там идей и концепций, и учитывала его реакцию и отношение к российским делам. Даже когда российское общество отвергало западные ценности и образ жизни, оно, в значительной степени, основывалось при этом в своих альтернативных идеологических изысканиях на идеях и доктринах рожденных в Европе.

В силу данной логики как бы российское общество не стремилось отойти от западных идей и образа жизни оно все равно, так или иначе, оказывались в русле западной исторической традиции и западного пути развития. России никогда не удавалось полностью порвать все связи с западным, европейским миром и сформировать какую-то уж совершенно особую цивилизацию, подобную восточной. Так или иначе, судьба российского общества на протяжении всей истории была связанна с судьбой других европейских народов и стран и короткие, по историческим меркам, периоды автаркии российской цивилизации ничего не меняли в данной ситуации.

Так, после реформ Петра I, Россия по существу стала частью западной цивилизации и западного мира, сохраняя при этом известные исторические особенности и специфику. В постпетровскую эпоху влияние европейских идей на российское общество существенно возросло и западные идеи и концепции получают широкое распространение в России.

Действительно, идеология европейского просвещения и либерализма становиться частью собственно российской идеологической системы и общественно-политической жизни. По мере развития этой новой культурно-исторической парадигмы в Европе, либеральные идеи получают в России все большее распространение, и оказываю мощное воздействие, как на российское государство, так и российскую общественно-политическую мысль, на образ жизни и быт россиян. От Петра I и Екатерины II до Великих либеральных реформ Александра II, проведенных во второй половине XIX века проходит по историческим меркам совсем немного времени и либеральная идея начинает определять основные направления, как российской политики, так и общественно-политической мысли. Конечно, помимо либерализма в российской общественно-политической мысли существовали и другие политические и философские идеи и течения, но большинство из них так или иначе, все равно было связанно с западными идеями и концепциями. Даже народничество и славянофильство, в значительной мере, в своей основе, базировались на западных идеях и принципах. При этом, зачастую не отдавая себе в этом отчета и претендуя на чисто российское происхождение и самобытность. Однако, в России, европейская по своей сути либеральная идея пережила определенную трансформацию, как и вообще практически все направления западной общественно-политической мысли в России. На российской почве ценности либерализма и западного образа жизни обретали совершенно иное политическое и социокультурное выражение.

Тем не менее, по мере определения российским государством курса на построение либеральной модели политического и институционального устройства, распространение либеральных принципов на общественную жизнь страны, либерализм стал одним из определяющих идеологических систем, а построение либеральной модели предполагало создание государства и общества европейского типа основанного на европейских ценностях и образе жизни. При этом отечественные либералы видели в нем

некую идеальную модель, которая окончательно приведет России в Европу и позволит сформировать некий новый идеальный характер российского общества и государства.

Исходя из этого, значительная часть сторонников либеральной идеи в России были теоретиками-идеалистами, и плохо представляли себе, как эта идеальная модель приживется на российской почве. Другая часть, поборников либеральных идей видела в них лишь возможность для достижения собственных политических целей и политической власти. Их мало волновал идеологический и мировоззренческий характер этой доктрины, прикрываясь ей, они стремились получить те политические и материальные выгоды, которые сулило осуществление данной концепции на практике. К сожалению именно эта разновидность отечественного либерализма и возобладала в современный период.

Правительство же, по существу, не видело либеральной идеи никакой другой альтернативы. кроме, возможно времени Павла1, но тот как известно правил недолго и Николая 1 когда графом Уваровым была разработана теория официальной народности:, знаменитая триада православие, самодержавие, народность, но это были скорей исключения из правил. Пожалуй, после Петра, в России либеральная идея, носила почти религиозный характер и правящая российская элита тысячами нитей была связанна с западным миром и образом жизни. НЕДАРОМ ГОВОРИЛИ правительство в России главный европеец. Самая же большая проблема российской политической жизни того времени заключалась в том как реализовать либеральную идею, на российской почве как построить в России либеральное государство соответствующее европейским нормами и стандартам, сохранив при этом и основы существующей традиционной государственности.

Как можно было видеть из развития последующих исторических событий, два эти постулата были совершенно не совместимы между собой. Следствием этого, стало то, что конечным итогом реализации попытки

построения либеральной общественной и государственной модели в России собственно и стало разрушение традиционного монархического государства, которое по определению, и по своей внутренней сути не могло реализовать либеральную идею в России, хотя, в последние столетия своего существования, всячески стремилась к этому. В какой-то мере, это было стремление к самоубийству и саморазрушению.

Получив власть из рук разрушающихся монархических институтов, пришедшие к власти в феврале1917 г. российские либералы Временного правительства, казалось бы, могли осуществить эту попытку. По крайней мере, все то, чего они так долго добивались, произошло в ходе февральских революционных потрясений, и вскоре у них были развязаны руки для реализации данной концепции на практике. Однако этого не произошло. Как показала политическая практика, либерализм в его идеальном варианте исповедуемом российской интеллигенцией, оказался не совместим с самим характером российской общественной и государственной жизни, он противоречил многим базовым основаниям российского социума того времени.

Неудачная реализация на практике европейского либерального проекта обусловила не способность Временного правительство управлять сложным механизмом российской государственности. «СТРАНА буквально рассыпалась у них на глазах» недолгий период нахождения российских либералов у кормила государственной власти закончился очень быстро, и весьма, фатально. Провал данного проекта открыл дорогу другим политическим силам, которые в своей основе также базировались на западных идеях и концепциях, но уже основывали на другом, марксистском течении западной общественно-политической мысли. Таким образом, попытка осуществления западной либеральной идеи в России в чистом виде не удалась, как в традиционном монархическим государстве, так и в российской республике Временного правительства.

Еще одну такую попытку предприняли в годы гражданской войны либералы в лагере «белых» когда они попытались реализовать либеральный проект в тех частях России, которые они контролировали в ходе гражданской войны. Программные установки белых, как известно, включали в себя традиционный набор всех либеральных ценностей и принципов. Идеологически, между либералами деникинского лагеря 1917-1920 гг. и современными либеральными деятелями было достаточно много общего. Не случайно, последнее время российскими историками и политологами все чаще стали проводиться параллели между отрезком исторического времени 1990-х г. XX в., и периодом Октябрьской революции и гражданской войны в России. Действительно, два этих этапа исторического развития России обладают значительным количеством идентичных характеристик. Совершенно очевидно, что как и в 1917- 1920 гг., так и в 1990-х, развитие страны происходило в условиях всеобщего кризиса, который охватил практически все сферы российского общества: политику, экономику, культуру, социальные отношения. Тогда было поставлено под угрозу само существование России как самостоятельной общественной и государственной системы.

Исторические события и явления этих переходных периодов, также имели весьма сходный характер. Так, общим для России начала и конца XX в. явился перманентный экономический кризис, который поставил страну на грань экономической катастрофы. По мере его развития, произошел существенный спад национальной экономики, отмечалось падение жизненного уровня населения, наблюдалась значительная зависимость страны от поступления финансовой помощи из-за рубежа, в экономической сфере проявлялись элементы хаоса и деградации.

Общим был и характер политических изменений в стране. Среди них можно было отметить:

* ослабление центральной государственной власти (падение авторитета высших должностных лиц в стране, министерская чехарда, утрата

доверия населения к государственным институтам);

* тенденции к обособлению отдельных регионов страны и национальных окраин;

* наличие внешнего противника (тогда война с центрально-европейскими державами, внутренний гражданский конфликт — в 1990-е обострение отношений с Североатлантическим альянсом, «ВОЙНА С ЮГОСЛАВИЕЙ 1999 г., обстрел из гранатометов американского посольства в Москве,» вооруженный конфликт на Кавказе);

* распад существовавшей ранее идеологической системы. Схожие явления проявились и в культурной жизни страны, здесь наблюдалось:

* общий упадок культурного уровня;

* архаизация форм межличностных отношений;

— снижение образовательного и профессионального уровня населения;

* упадок интеллектуальной жизни общества.

Сходство можно найти и в сфере взаимодействия различных социальных групп, составляющих российское общество. В первую очередь оно проявилось в наличие достаточно острых противоречий между различными общественными слоями, в значительном социальном неравенстве, усилении ксенофобии и национальных противоречий. Сходство отмечалось и в идеологической сфере. Так в 1990-х-2000 гг. XX столетия, как и территориях занятых белыми в ходе гражданской войны в России, постоянно возрастает интерес к идеологии «правого», националистического спектра политических сил. Они стремительно структурировались из общественно-политических движений, некогда центристской или даже «левой» ориентации. При этом, традиционная «правая» идеология смыкалась в обоих данных исторических периодах с такими консервативными установками российского общественного сознания, как:

* стремление к установлению сильной государственной власти;

* противостояние внешнему окружению, которое необходимо для обеспечения внутреннего единства;

* наличие централизованного управления огромной территорией;

* воссоздание приоритета базовых ценностей, таких как национализм, патриотизм,

В случае удачной реализации либерального проекта в годы гражданской войны, предполагалось распространить его на всю Россию. Отечественные либералы того времени, еще раз попробовали построить либеральное общество в России и систему власти со всеми ее атрибутами. Не жизнеспособность данного проекта вскоре стала очевидной, когда белые армии потерпели сокрушительное военно-политическое поражение в ходе гражданской войны. Их остатки, были вынуждены отправиться в эмиграцию в те страны идеального Запада, которые они видели в качестве образца для подражания в деле строительства новой России освобожденной от большевиков, а общим итогом, этих двух системных кризисов начала и конца XX столетия стало стремление общества выйти из них традиционным для России путем. Однако, между предшествующей и современной попытками построения либерального общества и государства в России существуют и значительные отличия.

Собственно четвертая попытка, предпринятая российскими либеральными деятелями после распад Советского Союза, в отличие, от предыдущих, была еще более неудачна и провальна, с точки зрения практического ее воплощения. По сути, попытка построения либерального общества в современной России выродилась в создание криминального, мафиозного государства, так называемого, бандитского капитализма и завершилось формированием уродливой общественно политической системы, в которой под прикрытием формально существующих либеральных институтов и ценностей было построено общество, основанное на тотальной коррупции и нивелировании роли всех демократических институтов. В 1990-2000 г. государственные и политические деятели, претендующие на неразрывную связь с классической либеральной теорией и позиционировавшие себе как сторонники социально-политической доктрины либерализма на самом деле, являлись, по существу, новыми большевиками, которые совершенно бездумными и экстримистско-революционными методами строили в России 1990-х новую либеральную модель государственного и общественного устройства.

Сам процесс ее создания отчасти напоминал революционные преобразования в России 1917-1920 гг., когда на свалку истории была полностью выброшена прошлая государственная и общественная модель, подрывались сами устои государственной власти, разрушались сложившиеся институты и нормы общественной жизни. Показательным и, далеко не случайным в данном процессе является тот факт, что эти перемены осуществляли зачастую потомки тех политических и общественных деятелей, которые когда-то разрушили царскую Россию (такие как Лацис, Гайдар и т.д.). Нет нужды говорить, что ничего общего данные общественные преобразования, приведшие к столь разрушительным процессам, с либеральной идеей и с либеральным принципам не имели. По-существу за либеральной фразеологией, так же как когда и за социалистическими лозунгами, в октябре 1917, скрывались стремления разрушить сложившуюся российскую государственность и откровенно русофобские настроения. В результате строительство либеральной модели такими методами привело лишь к колоссальным общественным потрясениям и созданию так называемого дикого капитализма имеющего криминальную основу.

История формирования новой либеральной модели в 1990-2000 г. свидетельствует о том, что в российском обществе так и не возникло подлинно либеральной элиты, которая выковывалась на Западе в течение целых столетий и российских либералов можно назвать таковыми лишь с очень большой натяжкой. Поэтому попытка построить классическую либеральную и государственную модель в России 1990-2000 г. была заведомо обречена на неудачу. Российская действительность этого времени, как, впрочем, и в начале века, также мало подходила к либеральным идеям и принципам, поскольку традиционные общественные основы российской государственности располагались в большей степени на крайне правой или крайне левой стороне политического и идеологического спектра, а средний путь в российской истории, практически всегда, был трудно реализуем. Поэтому-то вместо создания европейской либеральной государственной и общественной модели в России в 1990-2000 г. наступил криминальный хаос и распад всех общественных связей и государственных институтов. Отчасти, это было вызвано тем, что в рамках реализации либеральной идеи происходило ослабление центральной власти, что собственно и являлось, в какой-то мере краеугольным камнем либеральной доктрины. В России данный процесс, автоматически приводил, как показывает история к сепаратизму, борьбе элит и криминальному хаосу, а также распаду существующих общественных связей и институтов.

Вместе с тем классический либерализм вовсе не предполагает установление общества вседозволенности и всеобщей анархии, он предусматривает введение системы политических прав и свобод, четко регламентируемых законами и правовыми нормами и постоянное соблюдение данных законов вплоть до применения силовых методов, опять же законного характера, против тех, кто пытался нарушить их. Именно этих твердых основ либерального государства не хватало отечественному варианту российского либерализма. Зачастую, у нас либеральное общество воспринималось как некий идеальный тип общественного и государственного устройства, в котором общественные устои и нормы должны формироваться сами собой и поддерживаться исключительно сознательностью граждан составляющих либеральное общество. Также как в левом социалистическом проекте, это мало соответствовало реальному положению дел и повседневной сложившейся социально-политической практике. Действительность чаще всего, чего не понимали отечественные либеральные деятели, была значительно сложнее, и мало соответствовала существующим в их сознании мифологемам.

Исходя из всего сказанного выше, возникает вопрос, возможно ли в России вообще осуществление либеральной доктрины и формирование либеральной общественной и государственной модели или это просто утопия, не имеющая ни какого отношения к российской реальности. На наш взгляд, это вполне реальная альтернатива развития российского общества. Окончательный провал попытки ее реализации в России приведет еще не вполне оформившуюся современную российскую государственность к новой катастрофе и новым общественным потрясениям, которых страна может уже и не пережить. Представляется, что все же реализовать данную попытку можно только с учетом существующих в российской повседневной общественно-политической практике реалий, опираясь на те, исторические и социокультурные основы, которые были характерны для российского общества на протяжении столетий.

В нем идеи народного правления, свободной воли и политических прав также имели большое значение и достаточно длительный опыт практической реализации. Однако, осуществлять их необходимо только при наличии сильной государственной власти, способной обуздать анархию и предотвратить сползание России в новое Смутное время. Соблюдение существующей законности и права, в этом случае, является необходимым условием дальнейшего стабильного развития общества в направлении большей свободы и открытости. В противном случае российскому обществу будет грозить новая перестройка а-ля Горбачев, со всеми вытекающими отсюда разрушительными и катастрофическими последствиями. Только, опираясь на собственные исторические основы, в конечно итоге, на наш взгляд, можно будет успешно реализовать либеральный проект и избежать того хаоса и распада которые так часто следовали в российской истории за неудавшимися реформами и преобразованиями.

Я просто взял несколько цитат из слов нескольких наших либеральных деятелей. Вы если захотите, найдете их значительно больше. Но в данном случае становиться ясным, что эти люди вряд ли смогут создать что-либо позитивное, они не состоянии воплотить либеральную концепцию, поскольку по своей сути они не являются подлинными либералами в европейском значении данного понятия.

В европейских странах либерализм позволил создать процветающее общество. С этим либерализмом наши либералы не имею ничего общего. Их название в России не более чем фикция. Единственная их связь с европейским либерализмом это декларирование своей приверженности его ценностям, что совершенно не совпадает с образом мысли и деятельностью этих людей в России. Сама по себе эта доктрина обладает значительным потенциалом, но ее воплощение в России было ниже всякой критики, поскольку отечественные либералы думали только о своих, частных интересах и судьба страны и народа, во имя которого собственно и происходили данные преобразования, их волновала мало. Как же можно верить им в очередной раз?

Где же забота о правах человека, о ценности каждой человеческой личности и отдельной жизни которую должен отстаивать каждый либерал. Само слово либерализм становиться сейчас ругательным как в свое время слово демократ. Ведь люди, называющими себя приверженцами либерализма в России, полностью себя дискредитировали.

 

Leave a Reply