|

Азербайджанский режиссер Ильгар Сафат: Моим преподавателем был один из самых именитых российских режиссеров Владимир Хотиненко

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Ильгар Сафат – один из немногих азербайджанских режиссеров, получивших признание за пределами страны. Его документальные ленты «Корни неба», «Внук горы», «На злачных пажитях», «Дух, живущий в камне» отмечены призами на многих международных кинофестивалях. А художественный фильм «Участок» был выдвинут на соискание премии «Оскар» и стал обладателем ряда международных призов, включая Hollywood Young Artist Awards и California Golden Awards. В последние годы в жизни Ильгара Сафата появился и театр — он ставит весьма успешные постановки в Русском драматическом театре, на которых всегда аншлаг. 23 января, в свой день рождения, азербайджанский режиссер согласился рассказать «Москва-Баку» о своем самом успешном фильме и поделился воспоминаниями о режиссерской юности.

-Ильгар, поздравляем вас с днем рождения и новым жизненным витком… Желаем новых творческих воплощений.

-Спасибо.

— Ваше детство пришлось на советский период, когда большинство ребят мечтали стать космонавтами или футболистами. А кем хотели стать вы?

— Мне нравилось читать книги о приключениях и путешествиях в дальние страны. Мечтал стать писателем. Еще в школе начал писать романы, короткие истории, любил фотографировать, на 8-миллиметровую камеру снимал любительские фильмы, потом увлекся музыкой, авторской песней, поэзией. Еще обожал кино. Бегал в соседний кинотеатр, чтобы посмотреть очередной фильм. Лет в пятнадцать меня так увлек кинематограф, что я начал читать специальную литературу об истории кинематографа и статьи кинокритиков. Стал смотреть серьезное кино: классику — ленты режиссеров Федерико Феллини, Лукино Висконти, Витторио де Сика, которые казались моим ровесникам слишком старомодными. В 16 лет я уже сделал свой выбор в плане профессии и четко знал, что стану режиссером.

/upload/iblock/bfc/bfcf08229005358d04bba79a87b7526b.jpg

— А почему не актером? Неужели не хотелось славы, известности и армии поклонниц?

— Никогда не было желания стать актером. Хотя мне несколько раз приходилось выступать в этой роли: снялся в дипломной работе моего друга Фуада Шабанова и в нескольких фильмах московских товарищей. Но для меня это была просто забава, своего рода эксперимент, ничего серьезного. Недавно сыграл Людвига Нобеля в фильме «Р.S.»

— А серьезной для вас всегда была режиссура…

— Верно. Но до намеченной цели мне пришлось идти много лет. Так уж получилось, что после школы поступил в Московский химико-технологический институт и, не проучившись в нем и года, ушел. Записался в театральную студию в Москве и стал посещать просмотры классических фильмов во ВГИКе. Это был 1988 год. Вернувшись в Баку, устроился на киностудию «Азербайджанфильм». Спустя два года наступили сложные для нашей страны времена: Советский Союз стал разваливаться, а вместе с ним развалилась и киностудия, мне пришлось на долгие годы забыть о любимом деле. Я решил продолжить образование и поступил на филологический факультет Азербайджанского педагогического института. А через десять лет — в 2000 году, вновь отправился в Москву, чтобы стать студентом Высших режиссерских курсов. Моим преподавателем был один из самых именитых российских режиссеров Владимир Хотиненко. По завершении курсов я уехал в Хабаровск по приглашению Дальневосточной студии кинохроники, где снял фильм «Корни неба», рассказывающий об удэгейском шаманизме.

— Вернувшись на родину, вы сняли фильм «Участок», который впоследствии был представлен на соискание премии Американской киноакадемии «Оскар» как «лучший зарубежный фильм». По-вашему, в чем секрет успеха «Участка»?

— Это очень искренний фильм и очень личный, думаю, что дело в этом. Я пытался рассказать историю для меня очень важную, поделиться смыслами, в которые верю, создать мир, в котором было бы одновременно увлекательно и страшновато существовать. «Участок» — это первый мистический триллер в истории азербайджанского кино. Насколько мне известно, такой жанр в азербайджанском кинематографе прежде не существовал. Возможно, еще и это вызвало интерес. Я видел, как зрители разных стран смотрели картину, и реакция всегда была одна и та же — фильм был принят с неизменным интересом. Попытался, насколько это возможно, уйти в мир подсознания своего героя, заглянуть в его внутренний мир со всеми страхами и отчаянием. Я очень люблю эту картину. В ней я попытался высказать очень важные для меня идеи. Один наш известный киновед охарактеризовал «Участок» как «самый интеллектуальный азербайджанский фильм». Мне это очень приятно.

/upload/iblock/235/2358f6841057958559ad643eae8f13a6.jpg

— Как вы оцениваете нынешнее состояние азербайджанского кинематографа?

— Я с оптимизмом смотрю на ситуацию в азербайджанском кино. Мне очень хочется верить в развитие азербайджанского кинематографа, по крайней мере, все предпосылки для этого есть. В последние годы появились новые фильмы, новые режиссеры, которые создают свежие по восприятию, мироощущению картины. Эти картины участвуют в международных фестивалях, завоевывают призы, что, конечно же, меня очень радует. Появляется много дебютных работ, новых имен, в кинематографе происходит плавная смена поколений. Но для того, чтобы этот процесс продвигался более активно, нужно, чтобы наша киноиндустрия развивалась, возник рынок, появилась сеть кинотеатров — не только в Баку, но и в других городах Азербайджана, чтобы зритель мог увидеть то, что снимается в нашей стране. И, конечно, киностудия должна технически оснащаться, потому что технологии ушли далеко вперед.

— Кто-то из членов вашей семьи был связан с кино или вы пока единственный «киношник»?

— До недавнего времени думал, что только я и мой брат — продюсер Нариман Мамедов, пока не узнал, что моя бабушка Надежда Мамедова в 30-е годы прошлого столетия была начальником монтажного цеха на киностудии имени Джафара Джаббарлы. Я нашел старую потертую фотографию, на которой она находится за монтажным столом. Бабушка была ветераном труда и удостоена ордена «Знак Почета». Для вручения столь высокой награды ее пригласили в Кремль, где она получила орден из рук председателя президиума Верховного совета СССР Михаила Калинина. Кстати, и сестра бабушки — Анна Стрижова была известным в те годы монтажером. Ее имя можно увидеть в титрах знаменитых азербайджанских фильмов, например, «Аршин мал алане». Так что, видимо, поэтому у меня такая страсть к кинематографу (Смеется).

— И еще в вашей жизни есть Русский драматический театр…

— Несколько лет назад я поставил на сцене Русского драматического театра имени Самеда Вургуна спектакль «Гордость и предубеждение» по роману Джейн Остин и одноактный моноспектакль «Артист и его тень» с народным артистом Азербайджана Мурадом Ягизаровым в главной роли. После были «Казанова: уроки любви» по пьесе Виктора Коркия и Александра Лаврина, «Бульвар Сансет» по пьесе Виктора Денисова, «Бульвар заходящего солнца» и «Али и Нино» по всемирно известному роману азербайджанского автора Курбана Саида. Что уж говорить, театр – моя особенная слабость, я очень его люблю. И еще одна моя страсть – книги… И сам стараюсь каждый день писать, делать заметки своих ощущений и мыслей. Моя последняя книга — «Lucidity». Это сборник философско-онтологических текстов, посвященных театру и образу Трикстера, архетипа коллективного бессознательного. В этой книге я попытался исследовать феномен люсидных, осознанных сновидений, проследить связь природы бессознательного с методом театральной режиссуры. Очень интересная тема, которая особенно актуальна в наши дни…

/upload/iblock/9f7/9f76c890437c47b31e65708c577a55dd.jpg
/upload/iblock/251/251a30cfc5e07412be4b2e1f0c28f8f4.jpg
/upload/iblock/057/057c8f9dbedbb36c70c8ddf59fd21f01.jpg

 

Самира Кязимова

 

http://moscow-baku.ru/news/culture/azerbaydzhanskiy_rezhisser_ilgar_safat_moim_prepodavatelem_byl_odin_iz_samykh_imenitykh_rossiyskikh_/

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62