|

Азербайджан должен добиваться того, чтобы его вклад в Победу в ВОВ не подвергался сомнению

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Интервью Bakupost.az c российским политологом, доктором исторических наук Ниязи Ниязовым.

 

– Как можете оценить нынешнее состояние азербайджано-российских отношений?

– Российско-азербайджанские отношения на данном этапе находятся на достаточно высоком уровне. Очевидно, что Азербайджан старается оказать России поддержку на различных международных площадках, а также в экономической сфере в сложное для РФ время, демонстрируя тем самым, что слова о стратегическом партнерстве для азербайджанского политического руководства не являются только данью дипломатическому этикету, и что Азербайджан – надежный друг и партнер.

– Считаете ли вы обоснованными разговоры о присвоении Баку звания города-героя ВОВ?

– Тема присвоения Баку звания города-героя обсуждается с различной степенью интенсивности с того самого момента, когда в далеком теперь 1965 году впервые это звание было присвоено семи городам СССР. Хотелось бы при этом отметить, что прерогатива присвоения этого звания была в распоряжении Президиума Верховного Совета Советского Союза. В дальнейшем, когда список городов, которым присваивалось это звание, стал расширяться, в Баку справедливо ожидали, что и столица Азербайджана за свой вклад в дело Победы получит это звание. Однако логика советских пропагандистов сводилась к тому, что такое звание могут получить лишь города, которые оказались в зоне непосредственных боевых действий.

В нынешних условиях мне крайне сложно представить, кто будет принимать решение о присвоении этого звания Баку. Власти России? Но ведь сейчас Баку – столица независимого Азербайджана.

Мне кажется, даже если такое решение властями России и будет принято, оно не скажется радикальным образом ни на уровне российско-азербайджанских отношений, ни на сохранении памяти о Великой Отечественной войне как в Азербайджане, так и в России.

С моей точки зрения, Азербайджан должен добиваться иного, а именно того, чтобы его вклад в Победу, особенно вклад его нефтяников, не подвергался сомнению. Чего греха таить, сегодня как в России, так даже в самом Азербайджане есть «эксперты», которые всерьез утверждают, что СССР мог победить в ВОВ и без  азербайджанской нефти, хотя не могут объяснить, как это можно было бы сделать, если даже в 1940 году, когда еще врагом не были захвачены нефтеносные районы Грозного и Майкопа, Баку давал до 80% авиационного бензина, 90% лигроина и керосина, 96% масел для автомобилей и тракторов.

– Между тем по-прежнему неспокойно на линии фронта в Карабахе…

– Новое обострение ситуации на армяно-азербайджанском фронте со всей очевидностью показывает, что терпение Азербайджана по мирному урегулированию карабахского конфликта находится на пределе. Очевидно, что заявления азербайджанского политического и военного руководства о возможности возобновления боевых действий в зоне карабахского конфликта находят живой отклик общественности страны, хотя многие понимают, что подобное развитие событий обернется лишениями и жертвами. Но, с другой стороны, также очевидно, что освобождение территорий может придать мощнейший импульс развитию ненефтяного сектора экономики страны, особенно связанного со строительной отраслью, мощности которой практически сразу будут востребованы для восстановления ранее разрушенных армянами городов, сел и инфраструктуры.

– В относительной близости от нас – на Ближнем Востоке – становится все неспокойнее и неспокойнее. То же «Исламское государство» ширится и становится сильнее…

– Угроза, исходящая от «Исламского государства», действительно очень серьезна. Вместе с тем расширение зоны физического контроля этой структуры, то есть расширение территорий, которые ИГ захватит в скором времени, приведет к ее неизбежному поражению. Причины этого будут заключаться в том, что будет нарастать сопротивление населения, в том числе и в исламских государствах, которым угрожает ИГ. Затем для контроля значительных территорий нужна иная военная организация, а не союз, пусть пока и полный полупартизанских объединений. Если ИГ будет переходить к такой организации, ей придется контролировать линии противостояния, для чего надо строить линии укреплений, сидеть в них и при этом, как говорится, «кормить вшей». При этом статичность таких укреплений позволит войскам коалиции наносить по ним чувствительные удары с воздуха или других систем, обладающих более высокими поражающими свойствами. Такую войну ИГ выиграть не в состоянии.

Нельзя сбрасывать со счетов и рост напряженности в рядах самой террористической организации по линии этнического противостояния, особенно когда потери этой структуры будут расти по мере усиления на них давления. Сегодняшние разговоры и убежденность лидеров и членов этой структуры, что они объединены новой «исламской» идентичностью, всего лишь их мечта, выдаваемая за действительность на фоне недавних успехов ИГ.

– Ситуация в Украине продолжает оставаться тупиковой. Начнет ли она налаживаться в ближайшее время, по-вашему?

– Пока хрупкие надежды на выполнение договоренностей, достигнутых в рамках «Минска-2», сохраняются. Вместе с тем с каждым днем растет количество информационных сообщений о нарушениях противоборствующими сторонами упомянутых соглашений. На мой взгляд, надежда на сохранение мира крайне низка.

– Отношения Запада и России тем временем и не думают налаживаться…

– На мой взгляд, нет никаких данных, свидетельствующих об обратном. Более того, если произойдет возобновление боевых действий в Украине, количество и качество санкций нарастет. Причем, как всегда, это будет происходить постепенно. Но самым серьезным вызовом является то, что после введения санкций, во-первых, западные страны их неукоснительно выполняют, во-вторых, их фирмы, органы власти, государственные и образовательные учреждения начинают заранее сворачивать сотрудничество и в тех областях, которые пока не попали под санкции.

– Особенно обращает на себя внимание усиление борьбы РФ и западных стран за богатства Арктики…

– Резкий всплеск интереса к Арктике возник на фоне очень высоких цен на нефть. Несколько лет назад казалось, что цены на этот вид энергоносителей вот-вот достигнут 200 долларов за баррель. При таком раскладе освоение недр в этом регионе сулило даже прибыль, правда, при очень высоких экологических рисках. Так, например, катастрофа, аналогичная катастрофе в Мексиканском заливе, могла не только погубить уникальную флору и фауну региона, но и целиком поглотить полученную прибыль.

После того как стоимость нефти вернулась на уровень 100-110 долларов за баррель, произошло снижение интереса к этому региону, хотя некоторые политики в мире, мыслящие категориями не экономики, а геополитики, продолжали говорить о необходимости освоения этого региона, в том числе наращивания здесь силовой составляющей для защиты своих интересов.

На нынешнем этапе, когда уже стоимость добычи сланцевой нефти достигла уровня 65 долларов, говорить всерьез о рентабельности и необходимости добычи нефти в Арктике никто не берется. Но инерция и амплитуда принятия решений таковы, что приторможение «борьбы за Арктику» произойдет только через несколько лет. Если же этого не произойдет, можно ожидать начала усиленной милитаризации этого региона, что ляжет серьезным бременем на экономику противоборствующих сторон. Причем без надежды на получение реальной прибыли от Арктики в обозримом будущем, так как можно смело предположить, что совершенствование технологий по добыче углеводородов из сланцев произойдет гораздо быстрее и за меньшие деньги, чем будут построены боевые корабли-ледоколы, способные сражаться в реальных льдах Арктики в гипотетических войнах.

Гамид ГАМИДОВ 
Bakupost.az

Leave a Reply