|

Аббас Сиххат — поэт, переводчик , романтик.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
 АББАС СИХХАТ (1874 – 1918)
СИХХА́Т (псевд.; наст. имя — Аббасгули Алиаббас оглы Мехтизаде, родился в г. Ганджа — азерб. поэт и переводчик. Сын педагога и поэта, писавшего под псевдонимом Атшан (Жаждущий).
Получил медицинское образование в Тегеране.
Первые стихи опубликовал в 1898 («Шейх Саади» и «Хадже Хафиз»). Ранняя его поэзия традиционна как по форме, так и по содержанию. Начал печататься в 1904 в газ. «Шәрки-Рус» («Русский Восток»). В статье «Какой должна быть новая поэзия?» (1905) он отверг устарелые формы стихотворства. В 1912 вышел первый сборник стихов «Разбитый саз» («Сыныг саз»). Поэму «Мужество Ахмеда» (1912) Сиххат посвятил борьбе народа за свои права, а в романтической поэме «Поэт, муза и горожанин» (1916) критиковал сторонников «чистого искусства». Сиххат был романтиком; провозглашал идеи свободы и братства. Он также автор драм «Плоды невежества, или Счастье сироты», «Таги и Наги», учебников и критических статей; перевел на азербайджанский язык произведения И. А. Крылова, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, С. Я. Надсона, И. И. Гольц-Миллера, И. В. Гёте, А. Сюлли-Прюдома и др. Многие

 

переводы Сиххата вошли в сборник «Западное солнце» («Магриб гюнешлери», 1912).

Соч.: Сыныг саз, Бакы, 1912; Мәғриб ҟүәшләри, Бакы, 1912; Јохсуллуг ејиб дејил, Бакы, 1912; Ҹәһаләт сәмарәси јахуд бир јетимин хошбәхтлији, Бакы, 1914; Сечилмиш әсәрләри, Бакы, 1950; в рус. пер., в кн.: Антология азерб. поэзии, т. 2, М., 1960, с. 231—43.

Лит.: Талыбзаде К., Аббас Сиххат, Б., 1963; Ариф М., Лермонтов вә Сәһһәт, «Револјусија вә култура», 1939, № 10—11.

ХИРУРГИЯ
(Рассказ)
Лавка брадобрея. Внутри лавки, справа, на рваной циновке, постеленной на липкий помост под грязным красным фартуком сидел клиент с непокрытой головой. Перед ним стоял лысый маленький подмастерье, который зачерпывая пригоршнями воду из таза, пытался намочить ему голову. На помосте слева, на краю глиняной жаровни томилась в двух маленьких тазах горячая вода.
Подмастерье продолжал массировать голову клиента, между делом вытирая нос о подол одежды и почесывая голову. Его учитель, мастер-брадобрей Мешади Аскер был одет в черный меховой архалук, грудь и полы которого лоснились и блестели от грязи как черная кожа, рваные, потертые карманы его покрылись струпом; периодически точа бритву о полу потертый ремень, он выпускал уголком рта клубы дыма от своей курительной трубки. В это время в лавку входит высокий, седобородый крестьянин в большой косматой папахе и здоровается.
Затем прикрыв ладонью, повязанный грязным, в черную крапинку белым платком, правый глаз, левым посмотрел по сторонам
— Мастер здесь? – спросил он.
Мешади Аскер, вынув трубку изо рта, громко зевнул.
— Ахха, ну здравствуй, дядя Молла Эйваз, какими судьбами? Чем могу услужить?
— Твоими молитвами, ай Мешади, слава Богу.
Положив свой хурджун на помост, он продолжил стоя:
— Вот только, дай Бог тебе здоровья, уже несколько дней как болит у меня зуб. Ни чай попить, ни хлеба поесть не могу, уж и заговаривал я его, а ничего не помогает. Не знаю, что за напасть такая… Ох, ох… В ухо отдает, словно в нем гвоздик. Так и стреляет в мозгу, как будто голова сейчас расколется. Не поверишь, не плачу лишь потому, что честь дороже. А все из-за этого проклятого чая, будь он неладен. И кто его придумал, да не даст Бог ему покоя. В прошлом у столетних стариков зубы были словно перламутр.
Мастер Аскер:
— А что с глазом твоим, мужик? Почему перевязал?
— Да нет, глаз у меня не болит. Это я из-за боли в зубе завязал.
Мастер Аскер:
— Развяжи платок, дай-ка посмотреть.
Молла Эйваз:
-Вай, вай, зуб так болит, так стреляет, аж сердце замирает. Рта раскрыть не могу, говорить не могу. Лицо все распухло, до утра глаз не сомкнул. Мастер:
— Ничего, ничего, садись, раскрой рот!
Молла Эйваз садится, развязывает платок и раскрывает рот.
Мастер Аскер, наклонив голову, заглядывает ему в рот.
Среди пожелтевших от времени и табака зубов усматривает один грязный, гнилой зуб, украшенный зияющим дуплом.
Молла Эйваз:
— И сколько во рту сумах держал, столько дыма от кизяка наглотался, не помогло. Упаси Боже, у армянина Мелкума взял лекарство от зубной боли — прикладывал – без толку. И что за беда такая меня нашла? Уповаю на Господа, пост наступил. Больше никакие лекарства принять не могу.
Мастер Аскер, немного погодя, сказал:
— Вырвать зуб нужно, дядя Эйваз!
— Тебе лучше знать, мастер, что можешь, сделай, лишь бы я успокоился… Дай Бог тебе здоровья, день и ночь за тебя буду молиться….
Мастер Аскер: — Пустяки… В моих руках это раз плюнуть, — говоря так, мастер достает из завернутых в старый передник инструментов клещи.
 Хирургия – ничего сложного, пустяки, тут во всем привычка нужна, твердость руки, и все!… Вот, позавчера, у марагинца Гаджи Бейдамира тоже зуб болел. Сам он иранский купец, на плечах дорогой тулуп, на ногах башмаки из конской кожи. В один миг вырвал ему зуб. Только это не шутки, тут понимать надо, пока научился, с меня семь шкур сошла. Я все могу. И с руки кровь пустить, и из-под языка… Это тебе не шутки, тут без понятия нельзя… А зуб вырвать – для меня раз плюнуть, как воды испить… Отчего же не вырвать? Вырвать можно. Только это не каждого ума дела… Зубы разные бывают. Один рвешь щипцами, другой клещами, третий крючком… Кому как.
Мастер Аскер вытирает клещи о подол, минуту смотрит на них вопросительно, потом кладет и берет щипцы:
— Ну раскрой рот, да пошире… — говорит он, подходя к Молле Эйвазу. – Сейчас мы его вырвем, и дело с концом. Это трехкорешковый зуб, надо десну подрезать только… и все… Подрезает десну. — Это самое трудное было.
Молла Эйваз:
— Что мне сказать. Бог тебе в помощь. Как хорошо, что ты есть. А то этот люд пропал бы. Дай Бог тебе долгих лет жизни.
Мастер Аскер:
— Постой, не дергайся… только рот раскрой пошире. Берет клещи и подносит ко рту:
— Стой, стой, не дергайся… немного потерпи, сейчас… Вот, вот… — С усилием тянет зуб, — Все дело в том, что сложный зуб, трехкорешковый. Главное, чтоб корень не сломался.
 Делает тракцию, тянет.
Молла Эйваз: — Вай, вай! Ох, ох, ох…
Мастер Аскер: — Стой, стой, сейчас… не хватай руками! Пусти руку!.. Тянет.
Молла Эйваз: — Вай, вай, отцы наши… Да дергай же, дергай! Чего тянешь?
Мастер Аскер: — Хирургия – это тебе не шутки!… Сразу нельзя… Вот, вот… Мало осталось…
Молла Эйваз поднимает колени до локтей, дрожит. На багровом лице его выступает пот, он прерывисто дышит…
Мастер Аскер же, собрав всю силу, делает тракцию и тянет. Проходит мучительная минута – и клещи, сломав зуб, с лязгом срываются наружу. Молла Эйваз, думая, что зуб вырван, лезет пальцами в рот. Во рту он нащупывает на старом месте сломанный зуб.
— Тянул? Вырвал? Это твоя хваленая работа?… чтоб тебе пусто было, — говорит он плачущим и в то же время насмешливым голосом. — Чтоб тебя Бог в трудную минуту оставил! Это все твое уменье! Коли не умеешь рвать, так не берись! Ты меня чуть не убил… Света божьего не вижу… Мастер
Аскер:
— А ты зачем руками хватаешь? – сердится он. — Я тяну, а ты мне под руку толкаешь, и не знаю, что еще вытворяешь. Ты разве позволил мне сделать свое дело?
Молла Эйваз: — Ты налегаешь на силу, а я виноват? Если не умеешь, что говоришь впустую?
Мастер Аскер со злостью: — Нечего долго говорить, раскрой рот… привыкли задарма есть… Это же не халва на поминках, чтобы есть ее причмокивая. – Дразнит Моллу Эйваза – «не умеешь, не умеешь». Скажи, какой указчик нашелся! Учи ученого! Ишь ты… У Марагинца Бейдамира денег куры не клюют, зуб вырвал, да и тот ничего, ни каких слов… Человек почище тебя в тысячу раз, а не хватал руками. Садись! Садись, раскрой рот, тебе говорю, не задерживай меня!
 Молла Эйваз: — Ай Мешади, голова кружится, дай дух перевести… — Садится. – Не тяни только долго, а дергай… Сразу! Мастер Аскер: — Сейчас он будет меня учить! Будь ты проклят, слепой черт! Раскрой рот! – Накладывает клещи. – Хирургия, брат, не шутка… — Делает тракцию, тянет. – Не дергайся… Мало осталось, зуб глубоко корни пустил. – Тянет. – Не шевели головой… Так, так… Еще немного потерпи… Ну, ну….. – слышен хрустящий звук. – Сейчас все закончится.
Молла Эйваз: Сидит неподвижно, словно без чувств. Глаза его тупо уставились в потолок лавки, на бледном лице выступил пот.
Мастер Аскер: — Ах, были бы здесь маленькие клещи, как было бы хорошо. В это время клещи, выпустив зуб Моллы Эйваза, выскочили изо рта наружу.
Молла Эйваз, переведя дух, быстро сует в рот пальцы и обнаруживает, что вместо больного зуба Мешади Аскер расшатал и почти вырвал здоровый зуб.
— Тьфу! Пусть Бог тебя накажет! Ты же не медведь, ты же не из лесу пришел… Зачем ты вместо больного зуба вырвал здоровый?.. Пусть Бог лишит тебя способностей!..
Мастер Аскер: — Поругайся мне еще тут… невежа! Кто ты такой, учить меня вздумал! Марагинец Гаджи Бейдамир большой купец, много лет жил в Иране, образованный, святой человек, один тулуп сто манат стоит, да и то не ругался… А он посмотри как ругается.
Молла Эйваз берет с помоста свой хурджун и, придерживая щеку рукой, ворча, уходит восвояси…
 http://luch.az/klassika/prozaazlit/295-abbas-sihhat-poeto-perevodchik-romantik.html

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62