|

Как французские кинематографисты оказались в Азербайджане

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

enver hesenov-yurskiyЗаслуженный артист Азербайджана Энвер Гасанов известен как киноактер и режиссер. Актер блистательно сыграл множество ролей, где открывался зрителю как смелый и отважный герой, но всем нам Энвер муаллим особо полюбился в роли Мурада из замечательного фильма «Последняя ночь детства».

Энвер Гасанов 50 лет проработал на киностудии имени Джафара Джаббарлы и считает это место особенным, пропитанным неповторимой атмосферой кино, которая помогает ему быть сильным и не бояться трудностей.

— Энвер муаллим, вам приходилось работать с французской звездой Жераром Депардье на съемках фильма «Возвращение на Кавказ». Поделитесь своими впечатлениями.

— Дело в том, что мне очень повезло в этом плане — я давно знаком со многими известными людьми, практически со всеми представителями творческого Азербайджана: композиторами, художниками, актерами и режиссерами. Знаю также известных личностей бывшего Союза: Никиту Михалкова, Александра Панкратова-Черного и т.д. И однажды, на одном из кинофестивалей, где присутствовал творческий коллектив из Франции, я познакомился с актером Пьером Ришаром. Мы с ним очень подружились, несмотря на то, что общались через переводчика (смеется).

И вот однажды мне позвонили представители съемочной группы из Франции. Мне объяснили, что Жерар Депардье работает над фильмом о писателе Александре Дюма, в котором описывается его путь на Кавказе. Пьер Ришар знал, что у меня есть дача в Шамахы, поэтому и рекомендовал меня съемочной группе. Именно с этой зоной и необходимо было ознакомиться Жерару. Я сразу же согласился помочь. Из Франции приехала вся съемочная группа, и я объездил с ними все те места, которые они хотели снимать, и все показал.

Дело в том, что в Шамахы был такой влиятельный человек, Махмуд Ахмед Ага, у которого гостил Александр Дюма три дня и три ночи, в его великолепном доме. Но, к сожалению, дом не сохранился до наших дней, он давно разрушен, я показал лишь то место, где раньше стояла эта усадьба.

Депардье был счастлив, что увидел это место своими глазами, он с удовольствием напился воды из прекрасного родника, который находится возле бывшей усадьбы. Потом я всех пригласил на свою дачу, мы обсуждали фильм, т.к. я тоже должен был сниматься, и Жерар Депардье сказал, что ему очень понравился мой сад, поэтому, попросил разрешения снимать в саду моей дачи. Я, конечно же, согласился.

В этом фильме я играл азербайджанца, который любит свою родину, природу, он — охотник. Это был не художественный фильм, а художественно-публицистический, в некотором роде даже документальный. Мой герой любит все произведения Александра Дюма, у него все его книги. Вообще, я, как и мой герой, очень люблю творчество этого замечательного писателя и с удовольствием читаю и перечитываю все его произведения.

Кроме французской съемочной группы, присутствовала и наша съемочная бригада. Весь процесс проходил в дружеской обстановке, нас снимали три камеры, мы не ставили специальных кадров, все проходило естественно, словно это была встреча давних друзей, на которой вспоминали Александра Дюма. Все съемки велись экспромтом, начиная от их приезда и того, как я встречал гостей у ворот своего дома, и т.д. Я даже готовил для них кебаб. Депардье потом с таким восторгом признался, что нигде и никогда не ел такого вкусного кебаба (улыбается).

— А как вам показался сам Депардье?

— Сам Жерар Депардье оказался человеком очень жизнерадостным и веселым. С ним невероятно легко и приятно общаться. Немного нас смущал лишь тот факт, что мы вынуждены были общаться через переводчика. Но, даже несмотря на это, на съемках была невероятно искренняя и душевная атмосфера, я вам просто передать не могу. У меня во дворе было столько фруктов, Жерар с таким удовольствием все это срывал и пробовал, даже не давал мне помыть, говорил, что так натуральней (смеется).

— Почему вы стали актером?

— Это было так давно… пятьдесят лет тому назад. Так совпало, что этот год у меня юбилейный — мне исполнилось 65 лет, и 50 лет как я в «Азербайджанфильме».

Адиль Искендеров, народный артист СССР, профессор, в 1965 г. был директором этой киностудии и открыл студию киноактеров. Это был филиал московской студии. Был большой наплыв желающих поступить сюда — где-то 700-800 человек. Проходил большой и серьезный конкурс, поступило всего 56 человек. После четырех лет обучения осталось всего 8 человек. Профессия актера не каждому дана, поэтому во время учебы студенты стали рассеиваться. Кто-то решил, что эта профессия не для него, кому-то не хватило таланта, кому-то сил. К сожалению, на сегодняшний день из тех восьми человек остался я один.

Пришел я сюда в 1965 г., начал учиться. Профессор Адиль Искендеров так построил всю работу, что мы могли и учиться, и проходить практику на съемочной площадке. Так все и началось.

Моя первая роль — эпизод в фильме Али Саттара Атакишиева «Следствие продолжается». Кроме меня, в этом эпизоде участвовали еще 4-5 человек с нашего курса. Съемки проходили на Бульваре в ресторане «Жемчужина». Если помните, этот момент в фильме — молодые люди сидят за столом, потом выходят танцевать, вот это и был мой первый эпизод в кино (улыбается).

Потом я снялся в эпизоде у Шамиля Махмудбекова в фильме «Земля. Море. Огонь. Небо». Фильм состоял из четырех новелл, я играл в новелле о войне — «Огонь», мне дали роль молодого солдата.

Потом так получилось, что с 1966 г. я начал работать помощником режиссера. Я учился в восьмом классе и работал, поэтому перевелся на вечернее отделение школы. Тогда я работал с прекрасным режиссером Арифом Бабаевым. В этой киностудии он снял девять фильмов, из которых я работал с ним в пяти.

— И вот тогда случилась ваша первая главная роль…

— Да. Когда Ариф муаллим завершал съемку фильма «Человек бросает якорь», он как-то сказал мне: «Готовься, я буду снимать тебя в своем следующем фильме!». Но я не придал его словам особого значения, полагая, что он просто шутит. Несмотря на то, что он был намного старше меня, у нас были довольно дружеские отношения, мы оба жили в Крепости, были соседями, работали вместе, поэтому и сдружились. Вот я и подумал, что это его очередная шутка.

Однако, когда в 1968 г. Ариф Бабаев начал готовиться к съемкам фильма «Последняя ночь детства», он все-таки пригласил меня на главную роль. Но все равно я должен был пройти серьезный конкурс, итоги которого утверждал Худсовет: фото и кинопробы. В итоге, меня все же утвердили на главную роль в этом фильме.

В 1969 г. на международном кинофестивале этот фильм получил пять дипломов: Максуд Ибрагимбеков — за лучший сценарий, Ариф Бабаев — за лучшую режиссерскую работу, Полад Бюльбюльоглы — за лучшую композицию, а я — за лучшую мужскую роль первого плана.

После этой роли я стал получать большие и главные роли, снялся в таких фильмах, как «Семеро сыновей моих», «Парни с нашей улицы» и т.д.

— Так к вам пришла настоящая слава. А какова ее обратная сторона?

— Хочу отметить, что те люди, которые по-прежнему работают здесь на киностудии, мы все больны кинематографом, в хорошем смысле этого слова. Излечиться от этого невозможно! Я всегда говорю, что зрители меня любят и воспринимают, это для меня большой подарок. Именно поэтому я до сих пор здесь. И это хорошая сторона славы.

Обратная сторона моей славы… Ну, например, на этой неделе у меня, практически не было свободной минуты. Постоянные приглашения на какие-то радио- и телепередачи, интервью в различных газетах. Постоянно звонят и куда-то приглашают, на это все нужны силы. Вчера, когда мне позвонили и в очередной раз пригласили на передачу, я попросил дать мне возможность отдохнуть. Так устает не только человек, которого постоянно приглашают на интервью, но и зрители, которым приходится смотреть на одного и того же человека на всех каналах (смеется).

— Скажите, что вас больше всего разочаровывает в людях?

— Вы знаете, я стараюсь быть подальше от этого. Конечно, случается, что тебя кто-то разочаровывает, и не к каждому человеку ты можешь относиться так, как хотелось бы. Поэтому я всегда стараюсь быть подальше от людей, которые, я знаю, могут разочаровать меня.

Я работаю и как актер, и как режиссер, мною сыграно 50 ролей, и есть 20 фильмов, где я работал как режиссер. И вот уже два с половиной года я не работаю как режиссер. Дело в том, что я всегда стараюсь работать с людьми, с которыми у меня полное взаимопонимание. К тому же, нужен достойный сценарий, с которым захотелось бы работать. С новыми режиссерами и актерами я не могу работать, мы, грубо говоря, не понимаем друг друга.

Я сейчас начальник отдела на киностудии. Это работа сидячая, что очень сильно влияет, как мне кажется, на характер и организм человека. Когда-то я проводил все свое время на съемочной площадке, с шести часов утра и до двенадцати ночи, а теперь у меня сидячая и более спокойная работа. Поэтому, волей-неволей, изменилось мировоззрение, отношение к людям. Но любовь к великому кино остается навсегда!

— У вас случались конфликты с режиссерами во время съемок?

— Нет, никогда. Я всегда находил общий язык с режиссерами, с которыми работал. Бывало, что-то не получалось, или какие-то недопонимания случались, но такие ситуации никогда не приводили к конфликтам, это нормальный рабочий процесс. На моей памяти съемки всегда проходили спокойно и интересно.

— Наверняка, на съемочной площадке не раз случались какие-нибудь забавные происшествия. Можете рассказать нашим читателям один из таких случаев?

— Конечно (смеется). Один из самых незабываемых для меня случаев произошел на съемках фильма «Последняя ночь детства», с покойным Арифом Бабаевым. Это случилось во время съемок эпизода на складе, когда мой персонаж выглядывал из-за ящиков и следил за тем, как там воруют рабочие.

Дело в том, что в тот день я пришел на съемки в очень хорошем настроении, что совсем не соответствовало сцене. Ариф Бабаев объяснял мне мою задачу, а я никак не мог изобразить сосредоточенный и суровый взгляд, мне мешало мое настроение.

Тогда Ариф Бабаев прибегнул к одному режиссерскому ходу, чтобы добиться от меня того взгляда, который ему был нужен. Он стал кричать на меня: «Какой ты бестолковый, если бы я знал, то не приглашал бы тебя на эту роль! И это мой сосед, мой друг!». Конечно, в этот момент мне стало очень обидно, я разозлился на такие слова, мои глаза нервно забегали (смеется).

Оказывается, в это время оператор продолжал снимать и запечатлел меня в таком состоянии. Вдруг Ариф закричал: «Стоп! Снято!». Он быстро поднялся ко мне и обнял. Ариф объяснил мне: «Ты извини меня, не обижайся. Если бы я все это не сказал, то не получил бы тот результат, который мне был нужен. У тебя так горели глаза, как ты на меня смотрел!» (смеется).

— А как не сломаться и преодолеть трудности? Как вам удалось пережить сложный период в азербайджанском кинематографе?

— Надо всегда быть сильным, выдерживать трудности, невзгоды. В начале 90-х у нас был застой, в год снимали два-три фильма. В 1995 г. Расиму Исмайлову предложили стать режиссером-постановщиком, мне — вторым режиссером фильма «Негаснущая лампа», посвященного Гаджи Зейналабдину Тагиеву. Мы год работали над сценарием, ездили в Петербург, где утвердили все необходимые объекты для съемок, их было около ста двадцати, можете себе представить! Фильм должен был быть двухсерийным, с большим актерским составом. Мы успели отснять 7 объектов, закупили специальную аппаратуру. Вдруг нам объявили, что проект обанкротился, и нам пришлось оставить работу над фильмом…

Потом опять настало долгое затишье, у нас не было работы. Но, несмотря на это, я и мои друзья-актеры, работающие на этой киностудии, приходили сюда каждый день, чтобы дышать этим воздухом, атмосферой кино. Для меня кино — это омут, из которого выбраться невозможно! Люди, которые, как и я, искренне любили свою работу, не сломались тогда, когда приходили сюда, и верили, что все изменится.

Начиная с 2001 г., когда Октай Миргасымов приступил к съемкам фильма «Заклинатель», киностудия снова ожила.

Зулейха Исмайлова
day.az

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.az/public_html/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62